?

Log in

No account? Create an account

barabulkin


Каждый сам по себе -- человек с большой буквы

Но вот нас двое, и кто-то из нас уже говно!


Добро пожаловать.
barabulkin

Для тех, кому я интересен, краткие пояснения обо мне. (Редакция вторая. после годового присутствия)

Немцы очень не любят начинать предложение с Я... Потому, что Гитлер. Потому, что всегда : Я, моя партия и мой народ. Но я не немец(ну разве что по одному из паспортов), так что срал я на Гитлера. Когда говоришь о себе, начинаешь с себя :)

Итак, я:

А вот и не дочитаете...Свернуть )



Используйте этот пост чтобы представиться, если хотите зафрендиться или, чтобы понять кто я, если я хочу вас зафрендить сам.
И да, кстати, добавлячть меня можно без спроса, но, из-за увеличившегося потока ботов, взаимное добавление очень сильно зависит от того, сказали ли вы мне трям в этом посте. Иначе сообщение о добавлении может затеряться на выходных и я вас пропущу. А через этот пост точно прочту.


Метки: ,

Колфан-24 стартует! (с годными темами :))
barabulkin
Оригинал взят у megana в Колфан-24 стартует!
Темы этого захода задает журнал "Химия и жизнь".

Тема 1. Сумма ошибок с положительным сальдо.

Тема 2. Мешок тьмы на дне чёрной бездны.


Рассказ может быть написан на любую из них или на обе сразу - на ваш выбор. Принимается не более двух рассказов от одного участника, включая соавторский, и не более одного соавторского рассказа на участника. Объем рассказа - от 5000 до 40 000 знаков, включая пробелы. Правила те же, что и в предыдущем заходе.

Тексты принимаются на адрес newkolfan@gmail.com до 23.59 22 марта.
В теле письма указывать имя или псевдоним автора, название рассказа и свое имя жж-юзера.

Играем традиционно в два тура + финал. Первый тур - до 23.59 29 марта. Второй тур - до 23.59 5 апреля. Финал - до 23.59 12 апреля. Объявление победителей рано утром 13 апреля.

Площадка для обсуждения - жж-коммьюнити .

Жюри финала

Елена Клещенко, писатель, журнал "Химия и жизнь"
Евгений Прошкин, писатель
Анна Гурова, писатель
Ольга Закис, художник-иллюстратор
Иван Медведев (aka Зеленый Медведь), критик-рецензент
Елена Петрова, переводчик фантастики, лауреат премии "Странник"
Ирина Круглова, музыкант, группа "Айрэ и Саруман"
Наталья Федина (Жаклин), писатель, конкурсант со стажем
Евгения Руссиян, квалифицированный читатель, любитель фантастики
Илья Суханов, администратор портала "Лаборатория фантастики"


Рассказы-финалисты будут рассмотрены на предмет возможной публикации в журнале "Химия и жизнь".

Распространение информации всячески приветствуется!
Всех - с началом весны! )
Метки:

900+ км пешком за 33 дня. От Пиринеев до Атлантики!
снег
barabulkin

А ведь я уже побывал и в Муши'и (Muxia), а вчера прибыл в Финистерру, искупался голышом в Атлантике, встретил закат на западном пляже и пребываю в прекрасном настроении, попивая чай и собираясь идти на маяк и встречать рассвет, а вечером сжигать вещи. Полная туристическая программа на два дня, пер фавор!

ФоткиСвернуть )


Ну вот и всё (почти)
превед
barabulkin

Долго ли, коротко ли, с шутками-прибаутками я оказался в Сантьяго де компостела и получил заверенный офисом пилигримов сертификат о том, что прошел 775 км и таки дошел до ручкидо места упокоения Св. Иакова (один из апостолов). Кстати, вчера узнал, что Сантьяго это тоже производное от Сант Якоб. И все Сантьяго в мире названы паломниками, которые посетили Сантьяго де Компостела ради его мощей. Вот такие пироги.

Но это все религия, а я её не люблю. Так что вернемся к моей компостеле. Вот, кстати, и она. Как и полагается на латыни.

Слева виден паспорт пилигрима - "Креденциале" с ежедневными печатями из ночлежек.


Ничто так не намекает на пройденный путь, как снятые, наконец, ботинки. Позади кафедральный собор Сантьяго.


Вы спросите что дальше? А дальше больше. Програмиу минимум я выполнил. Теперь впереди Атлантика, монастырь Муксия и, конечно же, "Конец мира" - мыс Финистерра


Нас спрашивают, мы отвечаем
Васька
barabulkin

Нет, я не бросил идти. Я просто иду теперь ежедневно 30-35 км и это подразумевает поздний приход в ночлежке, усталость и нехватку времени на всё(я успеваю помыться, сходитьвмагазин-купитьеды-поесть или поесть в столовке меню пилигрима. Потом планирую переход на завтра и вырубаюсь. Дневник перешёл в разряд тезисов в блокноте. После приезда я всё напишу и покажу в фотках.

Простите, иначе не получается.


З.Ы. Вчера мне осталось около 100 км до Сантьяго. Пройдено 660. Потом я пойду на Муксию и Финистерру.


Вот и вся история. Оставайтесь с нами. В эфире радио "Довольный пилигрим"


Я не мёртвый! (С)
barabulkin

Люди, простите. Как-то всё навалилоь. Очень длинные и мучительные переходы. Пока писать не успеваю. Может завтра получится. В остальном все ок.


День пятнадцатый. 19 км. Фромиста - Карион де лос кондес. Банный день
Крылья-ноги-хвост
barabulkin


Обратите внимание на обувь!

И снова здравствуйте. В эфире радио "Банный день!"

Это был очень короткий участок, так как после городка Карион около семнадцати километров не было ни ночлежки, ни даже намека на нее. И так как никто не хотел идти сразу 37 киломтеров, то все пошли в Карион. Путь опять пролегал по равнине и шел вдоль мало используемой дороги. Мы вышли достаточно рано и понеслись под утренней прохладой.  Пройти 18 км оказалось не проблемой вообще ни для кого. Даже самые медленные пенсионеры летели, не жалея сил. Все знали, что цель близка изначальна. а кровать хотелось Получше. В этот раз я не стал щадить ноги и пошел с Яной. Как вы уже слышали - ей скорость значительно превышает мою на данной стадии неработоспособности моих обеих ног. Но с утра все более или менее ок, так что я смог держать скорость. Через некоторое время показался городок, и мы решили, не проверяя дистанцию, позавтракать. С моей стороны это была сильная тактическая ошибка. Как вы знаете, в последние два дня меня не очень сильно беспокоили ноги. В том смылсе, что болело все, но в достаточных рамках, чтобы идти на свои, в последние дни короткие, дистанции. Так вот, как оказалось, те самые мои ноги привыкли к некоему режиму, который я вывел за дни мучений. Первые 10 км я иду достаточно активно, потому что за ночь ноги расслабились. Потом ноги начинают всеми доступными им способами давить на паузу. То есть болеть. Я делаю перерыв, даю им отдых минут двадцать, а затем могу проковылять еще 10 км. кое как. Оставшиеся километры (от 3 до 7) обычно уже продирание через боль с каждым шагом. Чем дальше, тем больнее. Я знаю, что глупо, на надо идти. Иначе придется идти еще больше, потому что не достанется кровати в городе назначения.

Итак, я сделал тактическую ошибку, остановившись на привал и не проверив сколько я прошел. оказалось, что пройдено всего 7 км. Вроде не плохо, могли бы сказать вы, если бы это хоть кто-то читал. Вроде нет, ответил бы я. Но факт в том, что мои ноги привыкли к десяти километрам до паузы. И как только после перерыва я достиг этого рубежа, они снова стали дико олеть и требовать паузы. То, что таковая была три километра назад их не интересовало. Итак, к десяти километрам стало идти турдно. На горизонте уходила в даль бесконечная череда пилигримов, и мы с Яной поддались этому безумию и тоже понеслись вперед, стараясь обогнать хотя ы большинство. Ноги болели и недоумевали, я игнорировал их сигналы. И вдруг, на тринадцатом километре случилось непонятное. Отказала левая ступня. Совсем. Я лишился возможности хоть как-то ее сгибать. Боль была дикая, я даже подумал, что порвял сухожилие. Тем не менее, я еще кое как старался елси не догнать Яну, то хотя бы не дать себя догнать другим. Тщетно. рассудив, что ждать меня нет смысла, мы договорились, что Яна попытается зарезервировать мне ночлежку. Я же достал бубкн и начал плясать, пытаясь подобрать подходящие параметры ходьбы, при которых нога пусть и болит, но хотя бы двигается. Не удалось. Мы достаточно оторвались от преследователей, чтобы я успел подумать о новом плане и решил таки остановиться совсем. Сидя на лавке, я массировал ногу и уговаривал ее подчиниться. Не удалось. Через 15 минут я снова обулся и сделал вид, чтот все в порядке. Это сработало метров на триста, потом снова началась адская боль в месте соприкосновения сухожилия и ботинка. Я выглядел так плохо, что снова все, как и неделей ранее, останавливались и спрашивали что со мной. Предлагали воду, давали советы, искренне жалели. Потом оставляли меня висеть на своих палках. Чтож, это было поражение. Я сел посреди дороги и разулся. Перешнуровав ботинки я попробовал максимально сдвинуть ногу вперед. Это не принесло ничего, кроме мозоли, мгновенно натертой на одном из пальцев(она давно готовилась, так как я уже пару дней так шнуровал ботинок). После еще одной бесплодной попытки пойти, я сдался окончательно, и сел думать горькую думу. На удивление, придумалось решение, которое мне неоднократно предлагала жена - переобуться в банные тапки и идти так. Да они не созданы для путешествий, да они болтаются на ноге, как дерьмо в проруби. Да они способны натереть мозоль с нижней стороны стопы мгновенно. Но другого выхода-то не было. Я стоял между двумя городами и надо было что-то решать.

Итак, я переобулся и осторожно пошел. Чудо! Я снова мог ходить. Нет, не так. Как только со злосчастного ахилесового сухожилия было снято давление, я смог не тоо что бежать, лететь! Я не стал просить себя дважды и понесся к цели. Оставалось какиъ-то смешных 7 киломтеров. Я одолел их чть менее, чем за час. Из негативных моментов стоит отметить следуюшее. Натертую мозоль на пальце левой ноги, изможденные уколами камней ноги, потому тчо резиновые тапочки не способны скрыть ни одну неровность, гудяшие ступни(нулевая амортизация) и, самое главное, дикая обида всех тех, кто успел меня пожалеть. Я обогнал и оставил этих людей далеко позади уже через 15 минут. Они чувствовали себя обманутыми в своих лучших чувствах. Они меня жалели(в тайне радуясь), а я... Единственный, кто радовался моему появлению, был Дирк. Он, нехотя, шел мне навстречу, так как зарезервировал место для жены, а та так и не пришла. Он собирался идти назад и искать ее в каждом городишке. Поймав его на самом выходе из города, я заверил его, что Мелани точно уже здесь, потому тчо она меня тоже обогнала ранее. С облегчением пожав мне руку и поблагодарив за избавление от прогулки, Дирк пошел со мной к моей ночлежке в поисках жены.


Кореец тоже здесь, а как иначе?

Короче, в город я прибыл всего на 20 минут позже Яны, занял место в длиннющей очереди, ожидавшей открытия ночлежки и даже получил одно из последних мест в хорошей ночлежке с кухней. Кухня, как вы знаете, нужна для того, чтобы не жрать все время дорогое меню пилигрима. Так думали мы, конечно. И это было правильно. Но засада заключалась в том, что в этот день было воскресенье, и все нормальные магазины были закрыты :) Кое как купив в открытой булочной последний багет(я клянусь!) и в какой-то кондитерской немного плавленного сыра и колбасы(согласен, странная кондитерская, но это помогло в обеспечении завтрака на завтра), мы отправились обратно в ночлежку, чтобы погрустить об ужине. Там нас ждало нечто особенное. Еще при заселении нам объявили, что в пять вечера будет музыка. Что за музыка я разбираться не стал, списав все на религию и медитации. Оказалось, что монашки, которые заправляют нашей ночлежкой, повытаскивали гитару, барабаны и самих себя и принялись залихватски петь всяческие популярные песни. Сначала я сопротивлялся и упорно готовил себе завтрак, но потом сдался, достал телефон и пошел их фоткать и снимать на видео. Кстати, за видео-фотосъемку полагался штраф - спеть песню на своем языке. Хорошо, что у меня такая страшная небритая морда, никто так и не решился с меня потребовать причитающееся. В любом случае, эти четыре монашки пели очень здорово, разговаривая, казалось, на всех доступных языках этого уголка света. Даже по корейски они умудрились спеть песню так, что наши храпуны им во весь голос подпевали. Кстати, о корейцах. Их-то как раз заставили спеть песню на своем языке. В этот раз в ночлежке их было сразу четверо, и мы думали, что они отбрешутся. Но! Коротко посовещавшись и громко хихикая, они затянули корейскую народную песню. Очень красиво и слаженно. Мы были в шоке. Наш кореец-храпун, от которго пыталась сбежать половина идуших людей, с выражением лица аля помесь зомби и маньяка убийцы, пел и улыбался(ну как мог). Черты его лица разгладились, и он превратился в нормального человека. Я был в шоке, честно. Даже после того, как они закончили, я больше не смог относиться к нему, как к всемирно известному дебоширу и мешателю спать, который тырит одеяла. Теперь он был кореец-корефан, с которым можно было и поужинать вместе. Особенно после того, что он к нам привык, и мы стали понемногу беседовать на английском.


Но, кстати, об ужине! Вечер песни и пляски в конце концов закончился, и нам пришлось сочинять новый план на вечер. Для этого мы пошли шляться по городу в поисках съестного.  Слава яйцам, долго искать не пришлось. В ближайшем баре, подставив обгоревшие носы солнцу, сидели Дирк и Мелани. Они нам радостно замахали, Дирк снова яростно отблагодарил меня за то, что я огородил его от длинного забега в поисках жены, и мы тут же решили опять ужинать всем вместе. Нашей целью стал приятный местный ресторанчик, в котором подавали паэлью. Отличная замена насточертевшему меню пилигрима. Заказав для разогрева сыр и хамон, мы принялись оживленно болтать, жалеть меня и вообще сплетничать про камино и его засады. Паэлья, кстати, была хороша. Я заказал себе нечто особенное - черную паэлью. Я-то думал, что будет просто какой-нибудь басмати-рис или прочие рисовые извращения, но оказалось, что черная она потому, что туда добавляют чернила осьминога. Я внутренне напрягся, но решил довериться испанцам. Кто как не они должен знать, как готовить паэлью?


Интуиция меня не подвела, и мы отлично провели время, запивая наши деликатесы огромным кувшином красного вина. Время пролетело незаметно, и вскоре мы заметили, что солнце начинает садиться. В это время, пилигримы ведут себя как куры - хотят спать. мы из последних сил вылезли снова на террасу, выпили еще по кафе кон лече и в конце концов отправились спать. Честно сказать, в этом городке все равно заняться было больше нечем :) Я, как всегда, еще написал вам заметку, приготовил завтрак и обнаружил, что скоро десять. метнувшись в постель, я тут же отрубился под бурный храп так полюбившихся вам корейцев. Милых, милых и очень музыкальных. С красивым голосом и добрыми лицами...Ну, по крайней мере пока они поют.

на этом я прощаюсь с вами. Ну а завтра вы узнаете, сколько еще километров можно пройти в банных тапочках и почему это меня совсем не радует. Как я снова оградил Дирка4 от километров пути, и как я принял одно очень важное, но в последнее время весьма очевидное решение. До новых встреч.


День четырнадцатый. 25 км. Кастрохериз - Фромиста. Испанская мафия.
бабка
barabulkin

Здравствуйте, в эфире радио равнин. такое же... Ну, короче, вы поняли. Данный день трудно описать какими-то либо словами, кроме - скучный и нудный. Первые двадцать километров проходили вдоль автобана, идти было скучно, а самым главным хайлайтом дня был настояший затврак с яичницей и беконом. Погода занчительно улучшилась, песчаные дороги умудрились подсохнуть почти за сутки, а орава пилигримов утоптала их к моему приходу в удобоваримое полотно. Воодушевившись покладистостью организма, я, как принято, притопил и сразу об этом пожалел. Где-то на полпути заклинило долгожданное правое колено. После всех проблем с левой ногой, было ожидаемо, что перегруженная правая тоже должна начать сдавать. Как вы поняли, началось. Хоть и с запозданием в неделю. Я искренне попытался все это дело игнорировать, но не вышло. Кое как доползя(доползяв? выползя?) до ближайшего городка, я встретил там Яну, сидяюшую на скамейке. Благодарности моей не было границ. Тупо остановиться мне не позволяло мое дебильное упорство, граничащее с дебилизмом, а тут я просто сделал вид, что её жду. Ожидание затянулось минут на двадцать, и когда мимо нас прошло с пятнадцать, двадцать пилигримов, включая Дирка, который пошел занимать место для Мелани, мы, наконец тронулись. Остаток пути проходил по не менее скучной дороге вдоль канала. Я изо всех сил хромал вперёд, но все равно со временем Яна оторвалась, и я остался один. Подумав о странности природы, в который сильный мужик во всем уступает слабой женщине, я окончательно расстроился и отстал. Спасло меня только то, что Яна все время что-то фоткала и теряла время, поэтому моё отставание не стало слишком большим. Войдя в город, я в который раз поразился идиотскому виду местных деревьев. Практически везде растут то ли платаны, то ли вязы, которым полностью срезают все веточки и листья, превращая их в своего рода деревья-зомби. Типа живут, но сразу видно, что дохлые. При этом злой садовник все время оставляет кой какие веточки, связывает их и заставляет срастаться. Получаются целые непрерывные аллеи этих уродцев. деревья выглядят откровенно больными и жалкими, но у меня ощущение, что испанцам нравится. У меня же от них все время чувство, что я в постапокалиптическом городе, что, кстати говоря, нравится уже мне. Вот такой вот когнитивный диссонанс. Мне очень нравятся-не  нравятся эти деревья. Только из за моей феноменальной лени я до сих пор не прочитал в гугле что это за бред такой с деревьями.

Добравшись до Фромисты, я заселился в муниципальную ночлежку. В принципе все было ок, но инет все время рушился. Вскоре, как и всегда, ночлежка переполнилась, и хоспиталеро, вяло поругиваясь с новоприбывшими, перестали принимать людей. Это был час дня. Некоторые смиренно шли в следующий город, некоторые откровенно капризничали и скандалили. Например, два поляка, шифруюшихся под немцев. Странные перцы. Грязные, засаленные, скандальные. Они орали на ломанном немецком, что это не ок, что те, кто едет на такси получают место, а они нет. "Такси не ок, не ок, такси. Пилигрим, пилигрим, такси не ок." И так по кругу. В принципе, всем было передельно ясно, что братья-поляки правы. Такси не ок. Но все их так не любили, что к их воплям никто не присоединился. Со временем этих ребят спровадили, и все успокоилось. Но через час, началось занятное. Стали поступать новые пилигримы, говорящие, как ни странно, по-испански. И их таки принимали в ту самую переполненную ночлежку, и ни слова про комплетто и отсутствие кроватей. Обнаружилось, что если ты испанец, то ты можешь резервировать муниципальную ночлежку, которая по определению не резервируется... И все же. С одной такой испанкой мы разговорились, она громко сетовала на идиотов хоспиталеро, но не желала переводить тему на то, почему она здесь, когда другим отказали. В этот момент многим стало ясно, что даже на этом святом пути есть свои скрытые законы и подпольная торговля местами. Очень, очень странное ощущение. Вообще, чем дальше в лес, тем сильнее становятся неприятны некоторые хоспиталеро. Они не желают понимать никакой язык, кроме испанского и уверены в своей исключительной, фактически полубожественной важности. Бесит. Пока немного, но по секрету скажу, что позже стало бесить сильнее.

Так же по секрету скажу, что завтра вы узнаете, почему для нас пели монашки, говорящие суть ли не на всех языках мира, и как страшный храпяший кореец красиво и чувственно поет свои корейские песни. Кроме этого я расскажу вам про черную паэлью с чернилами осьминога и о том, что в банных тапках можно тоже пройти большое количество киометров по бездорожью. Зачем? Оставайтесь с нами и все станет ясно!


День тринадцатый. 32 км. Тардахос - Кастрохериз. Побег.
headshot
barabulkin

Итак, здравствуйте. В эфире радио "Бессоница". Как вы наверняка подозреваете, мы попытались сбежать от корейца и его храпа. Для этого было предпринято мероприятие по прохождению тридцати километров за день. Конечно, это была не единственная причина. Основной причиной такой длинной дистанции было преодоление ещё одного дневного маршрута и выигрывание второго дня. То есть по окончанию забега мы должны были влиться в группу тех, кто стартовал на два дня раньше нас, тем самым выиграв второй день на пути к мысу Финистерра (дней пути катастрофически не хвататет, так что приходится перепрыгивать этапы путем удлинения проходимого расстояния).

Короче, утро прошло обычно. Каждый встал когда смог и пошел куда глаза глядят. Я вышел последним и был рад, что с неба не течёт. Не текло, впрочем, совсем мало времени. Потом снова зарядил затяжной дождь. Через весьма короткое время дорога пошла через поля, и я вынужден был согласиться с тем, что вчера было вообще хорошо. Потому что сегодня были не только лужи, но и практически не проходимый слой болотной жижи, через которую надо было идти не десять километров, а все тридцать. Идти было очень трудно, по пути встречались сломанные и застрявшие в грязи треккинговые палки. На обувь налипали тонны грязи. В этот день я снова и снова передавал мысленный привет всем, кто советовал мне идти в кроссовках. В то время, как большинство еле плелось, стараясь найти место посуше в грязевом болоте, я тупо пер прямо через болото напрямик, иногда погружая свои говнодавы по щиколотку в грязь. Мне откровенно завидовали многие.


Продираться через грязь было не просто, но мои ноги на удивление не устраивали никаких концертов, и я , в целом оперативно, продвигался вперед. Как всегда позавтракав через первую десятку километров, я поставил себе в баре оригинальный штамп с количеством оставшихся километров до Сантьяго и поковылял дальше. Особо рассказывать нечего, дорога шла через поля полные грязи - скользкой, тяжелой и бесконечной. В какой-то момент я таки обогнал наших корейцев, которые, судя по всему, затеяли что-то недоброе. Оставив их позади, я продирался вперед, была завершена вторая десятка километров, потом началась третья, а потом у меня открылось стотыщпятисотое дыхание, и я погнал, перегнав таки опять всех, кого смог перегнать, оставляя в стороне прекрасные развалины и кучу памятников архитектуры. Вообще, конечно, в этом плане Испания просто поражает. Даже в самой маленькой деревушке либо колоссальная по размерам церковь, либо развалины древнего собора. Видно, какая страна доминировала во времена расцвета могущества церкви и где были все деньги мира(а особенно мавров).

Итак, ближе к полудню мы подошли к последнему городку. Нещадно жарило солнце, когда пробивалось через слой облаков. Создавалась на столько мощная природная парилка, что идти было очень тяжело. Какова же была наша "радость", когда мы увидели, что город, в котором предстояло заселиться, расположен в три ряда на горе и разделен на ярусы. Превосходная дорожная разметка неожиданно исчезла, нигде не было и намека на указатели к ночлежке. Пришлось взбираться на самую верхотуру, чтобы узнать, что большинство ночлежек уже заполнено теми, кто шел на короткую дистанцию. Оставалась всего одна единственная ночлежка, которую никак не удавалась найти. Мы облазили весь город вдоль и поперек, идти дальше просто не было сил, и в конце концов, о чудо, оказались на месте(на этом месте я благодарю всех на планете Земля, кто приложил усилия к созданию растровых карт и системы спутников GPS. Без нее я бы не справился с поставленной задачей). Итак, в переполненном городе вдруг обнаружилась одна совершенно путсая ночлежка. Кто смотрел фильм "Хостел", тот задумается. Я же был слишком утомлен переходом. Спустя минуту, я все понял. Ночлежка оказалась с запашком. Хоспиталеро, не говоряший по-английски, сразу дал понять, что ничего нельзя. А то, что можно, то нельзя за компанию. Нельзя было передвигать стулья, нельзя есть свою еду, нельзя готовить пищу, а самое главное, нельзя просыпаться до 6:45. Вам может это показаться незначительным, но вообше-то в 6:45 большинство уже в пути или как раз на него выходит. Здесь же нам запретили даже звенеть будильниками :) А дородного дядю робко спросившего "а нельзя ли пораньше" так обматерили на испанском, что он даже удивился. Дядя был под 1.9 ростом и с большими руками. Но мне он доаерительно поведал следующее:

-- Я отвык бояться, но когда на меня накинулось два этих испанских гнома ростом 1.6, то я согласился с ними из банального уважения к их глупости.

У весх заселившихся (16 человек) сразу создалось впечатление присутствия в пионерлагере. Усталые путники тут же заговорщицки стали пермегиваться, замысляя недоброе по отношению к пионервожатому. Тем не менее, так как готовить было нельзя, то пришлось идти и искать ужин на стороне. Что хоть и дорого(по сравнению с пластмассовыми продуктами из супермаркета), зато чаще всего вкусно.

Ужин нашелся в ближайшем ресторане, где все было очень цивильно и вообще. За соседним столиком была обнаружена пара американцев, и я не долго думая, пригласил их пересесть за наш столик. Это была молодая пара (Дирк и Мелани), в которой Мелани шла весь путь, а Дирк просто в поддержку ей шел с ней до Леона. Мы отлично поболтали, я как всегда нес полную ерунду без остановки, упражняясь в английском и не давая никому выговориться, но тем не менее было выяснено, что Дирк работает на Амазон в сфере адаптации контента для больших заказчиков, а Мелани - личный финансовый помощник. Ужин был очень обильным, а вина нам приносили даже дважды(за что огромная похвала официантам, никто их не просил повторять принос бесплатного вина). Таким образом вина оказалась более, чем достаточно(мы же объединили два столика, так что и вина было на два столика по два раза).Так что ужин затянулся, а на улице как раз начался просто невероятный проливной дождь. В конце концов, сытые и довольные, мы распрощались и пошли спать каждый по своим ночлежкам. На этом день, в принципе закончился, и нам пора прощаться. Но я же знаю, что у вас в голове так и остались два не решенных вопроса: Что с Петрой и где корейцы? Не буду вас томить.

Вечером я написал Петре по вотсап и спросил как она себя чувствует и прошла ли свои 20 км. Ответ сбросил меня со всех облаков. Петра прервала свой камино и отправляется домой. Сегодня утром она кое как преодолела 10 км до Тардахоса(где я ночевал предидущей ночью). Там, за обедом, она пришла к выводу, что дальше идти нет смысла. Она пошла к местному врачу, и тот настоятельно порекомендовал ей бросить все и лететь домой, диагностицировав у нее крайнее истощение. Таким образом, девушка, которая где-то прятала реактивный двигатель, просто загнала себя до полусмерти, не сумев распределить силы. Я очень расстроился, до сих пор очень жаль ее и очень обидно, что преодолев 300 км из 800, ей пришлось прервать путешествие. Особенно в свете того, что чтобы начать это путешествие Петра, работающая медсестрой, очень долго пахала в ночные смены, чтобы набрать отпуск. Но такова жизнь, не всем удается завершить начатое. Я очень надеюсь, что это удастся мне, и что я иду тоже не зря.

Итак, я пообещал оставить ей на знаковом месте камино "Круз де Ферро" записку на том самом железном кресте. Когда она снова соберется с силами, она придет к кресту и найдет эту записку, что позволит нам снова объединиться в группу, хотя бы виртуально. Вам все это покажется странным, но нам, идущим по этому странному пути, это кажется вполне логичным. Здесь чужие люди ценят общество друг-друга и изо всех сил стараются помочь и поддержать.

Вторая тема - корейцы и попытка от них оторваться. Как вы думаете, оторвались ли мы от них? Конечно же нет. Вечером, в поисках ресторана сначала были найдены корейцы. Они радостно нас приветствовали и спросили, как нам город и где мы остановились. Наши изумленные рожи они интерпретировали, как радость встречи и мило с нами поболтали о насущном: Кто, что, где, когда и по чем. Ну что ж, нет, так нет. Значит, не судьба. К тому же, когда кореец не храпит и к нам уже привык, то не такой уж он и страшный... Особенно когда не храпит... И спит в другой ночлежке... Что случается очень редко... Аминь...

Вот и сказочке конец, а завтра вы узнаете, что если я не жалуюсь на боль - это не значит, что её нет. А так же, что и вторая попытка оторваться от корейцев закончилась фиаско, и что в Испании очень странные деревья, вплетенные в местную архитектуру. Оставайтесь с нами! В эфире радио - "Утомленный пилигрим".

З.Ы. Все таки мне очень обидно, что я тут ночами не сплю и пишу вам заметки, а никто не комментирует. Фу на вас. Вот так. Вот напишу в рутревел, и буду там комментарии отвечать.


День двенадцатый. 25 км. Риопико-Бургос-Тардахос. Величие испанской короны и слабость тела.
бабка
barabulkin

Итак, следующий день начался с того, что оказалось, что идет дождь. Затяжной и противный. После завтрака из кофе, булочек и джема, все мало по малу выбрались и поплелись в мегаполис(200К - да, это шутка про мегаполис). Судя по всему, дождь шел всю ночь и, возможно, еще чуть чуть накануне, поэтому дороги развезло. Пилигримы еще старались найти места посуше, но получалось не очень хорошо. После по моему ощущению нескольких часов борьбы со стихией и не менее двенадцати пройденных километров, в насквозь мокрых штанах и куртке, я достал телефон и проверил данные GPS. Я очень удивился, обнаружив, что в пути мы всего час и пройдено не более шести километров. Ползти под дождём по бездорожью оказалось трудно не только физически, но и морально. Но город был уже виден, так что пришлось идти дальше.


Как вы помните, в Бургосе в этот день по плану должен был находиться Ян, снявший отель на два дня, а Петра, прибывшая вместе с ним вчера(пройдя почти 40 км пешком), дожна была в это утро отправиться дальше. И встретиться с нами через пару дней. Но все получилось совсем иначе. Как она написала мне по вотсап вчера, после сорокакилометрового марш- броска, последние километры ее пришлось везти на такси, так как она практически потеряла сознание от переутомления. Позже она мне написала, что осталась в Бургосе еще на день, чтобы отдохнуть. Это означало, что сегодня мы в последний раз встретимся Бургосе, и потом она меня уже вряд ли нагонит. Поэтому мы договорились в обед встретиться на центральной площади и в последний раз пообедать всем вместе.

Войдя, наконец, в город, я купил на почте марки, чтобы рассылать открытки домой. Это такая традиция на пути, посылать открытки из значимых мест или по значимым датам. До сих пор я не отослал ни одной, хотя уже и почти перешагнул расстояние в триста километров. И все потому, что открытки продаются везде, а марки только в больших городах. Бред, но как есть.

После этого мы зашли в кафе на позавтракать и остались там на обсушиться. В результате к обеду в Бургосе было просмотрено ровно ноль достопримечательностей. Время поджимало, и мы отправились на площадь для встерчи с Петрой и Яном. Ян не пришел, а Петра выглядела просто ужасно. Осунувшись, хромая, еле стоящая на ногах. Перед обедом мы решили посетить знаменитый кафедральный собор Бургоса. Вообще-то я не любитель архитектурного наследия прошлого, но этот собор меня просто поразил. Заплатив за посещение смешные 3,5 евро(специальная цена для паломников), мы вошли в собор. Я получил электронного гида на немецком и насладился воистину информативной и впечатляющей экскурсией по этому собору, который строили, перестраивали, разрушали и снова поднимали неоднократно. Через два часа я вышел из собора и обнаружил ожидаюшую на лавке Петру, которая вдруг исчезла в середине экскурсии. Она выглядела очень плохо. Ее била крупная дрожь и она с трудом держала себя в руках. Экскурсию она прервала, так как замерзла внутри собора и не смогла идти дальше. Тем не менее она настояла на совместном обеде, потому что понимала, что наши пути окончательно расходятся здесь. Настроение было паршивое, мы зашли в какой-то бар, в надежде, что горячий чай или кофе улучшит ее состояние. Заказав тапас, мы узнали, что горячие напитки здесь не подают. Кое как затолкав в себя пищу, мы все же решили прекратить это мучение. Петра была отправлена в отель под обещание сегодня больше в Бургосе не шастать, а сразу лечь в постель и отдохнуть как можно лучше. Завтра ей предстояло пройти 20 км пути. Я очень переживал за нее, но она сказала, что скоро возьмет себя в руки, к тому же вечером к ней в отель собирался Ян, чтобы проведать и поддержать.

В таком паршивом настроении я расстался с членом группы, с которым шел более или менее вместе почти две недели, и мы пошли дальше по маршруту. Оставаться в Бургосе больше не хотелось. Погода улучшилась, и мы достаточно быстро продвигались вперед. Спустя два часа, около семи часов вечера, мы оказались в Тардахосе, чтобы обнаружить, что наша резервация потерялась. Нам несказанно повезло, что большинство осталось в Бургосе, и еще было несколько свободных кроватей. Ночлежка была чистой, кровати хорошие, а вода в душе горячей. К тому же вайфай ловился наконец-то, прямо в постели. Что еще нужно пилигриму для счастья?

Кое как приведя себя в порядок, я еще спросил у Петры по вотсапу как дела и, получив ответ, что ей стало значительно лучше, написал вам заметку. После тяжелого дня я в конце концов уже в девять почувствовал, что пора ложиться спать, что и сделал, завершив эту грустную историю. За окном продолжал лить дождь. Природа о чем-то догадывалась.

А завтра вы узнаете, чем же в конце-концов закончилась история с Петрой, какими становятся испанские дороги после суточного дождя, и о том, возможно ли проплыть по грязи тридцать километров, чтобы сбежать от проклятого корейца и его храпа. Оставайтесь с нами, в эфире радио "Утонувший пилигрим".


День одиннадцатый. 25 км. Виллафранка - Кардануэлла риопика. Испанское гостеприимство.
превед
barabulkin

Здравствуй, дорогой читатель.

В эфире радио равнин. Такое же скучное и бедное на пейзажи. После хорошего отдыха в отеле Сан Антон в Виллафранке, следующий день не отличился даже тем, что у меня что-то болело. Разумеется, что у меня все время что-то болит, но если честно, я не запомнил что болело в этот день. Как всегда я пробежал первую десятку-пятнашку километров без всяких приключений, попутно позавтракав в местной забегаловке, рассчитанной, для разнообразия, на испанцев, а не на пилигримов. Все было очень дешево и сердито - в принципе, идеальный вариант. Идти пришлось, к сожалению, все время вдоль автобана. Существовал альтернативный вариант, но так как вчера Урсула забучила нам ночлежку перед Бургосом, то идти надо было к ней. То, что она лежит на скучном варианте "через автобан", я узнал только утром и было уже поздно. Без всяких приключений одолев и оставшуюся часть пути, я дошел до старой угольной шахты и остановился на развилке. Огромный щит, установленный испанским правительством специально для пилигримов гласил:

Пилигрим! Ты сюда не ходи, ты туда ходи. Снег башка попадет, совсем мертвый будешь.

Ну или как то так, я не силен в испанском. Короче, предлагали в целях безопасности идти по старым железнодорожным путям к шахте, а не по крутому спуску к деревне. Как и каждый уважающий себя пилигрим, я пошел куда покороче, в данном случае куда поопасней. Мое воображение рисовала многое, но не случилось совершенно ничего. Я даже слегка расстроился, но не на долго. В деревушке внизу я сфоткал практически развалившуюся церковь. От нее осталось две стены, на которых чудом держался колокол. В общем, получилась прикольная композиция. С мыслями о колоколе я добрался до ночлежки.

Хозяин, испанец Карлос, совершенно не говорил по-английски и общался с пешеходами посредством своего айпэда и картинок на нем. Вечером обещал быть томным, так как деревушка была просто мизерной, и кроме пилигримов и пары хоспиталерос в ней, по-моему, никого больше не было. Упомянуть можно только то, что было очень холодно, одеял не хватало, а подлые корейцы очень мерзли и понахватали себе одеял побольше. Я стал гордым обладателем посдеднего одеялка, показывая его всем и мерзко хихикая. Остальным не хватило. Яне, например, пришлось отбивать себе одеяло у корейца. Мне было стыдно, но своего одеяла не отдал. Потому что у пилигримов главное что? Главное - это чтобы свои ноги были в тепле. Жентельменство оставим на нормальную жизнь, а тут -  кто раньше встал, того и тапки!

Вторым важным событием вечера стало то, что пилигримы все прибывали, а места в ночлежках городка(их было три) стремительно заканчивались. К нам успела подселиться вся честная компания пенсионеров из Австралии и США, которых я упомянал ранее, а потом места закончились. Но, как вы уже поняли, не закончились пилигримы. Некоторые смиренно шли дальше, а другие, плача и стеная, рассказывали страшные истории про то, как прошли 40 километров, и ни одна собака не нашла для них места. Пройдоха Карлос сначала прикидывался веником, потом громко выругался, обращаясь к небу, мне и Урсуле(которой не было в комнате, но которая, как вы знаете говорила по-испански и могла перевести) и сказал, что что-нибудь придумает. Пока он придумывал пилигримов из двоих стало семеро. После долгих дебатов Карлос усадил их всех в свою машину и повез к себе домой. В этот момент мы его все очень зауважали, потому что то, что он сделал -  не само собой разумеется. Одно дело бизнес, а другое пускать толпу к себе домой. Единственное, на чем он настоял. Пилигримы оставили свои рюкзаки снаружи дома и переоделись в пижамы тоже там. Потому что одно дело сердобольность, а другое постельные клопы, которых потом не выведешь( в ночлежках их полно и они могли оказаться в вещах пилигримов).

Так мы скоротали время до ужина, который был, кстати говоря, очень не плох. Народ был голодный и усталый, поэтому застольной дискуссии не особо получилось. Все быстро свалили, остались только немцы, мы и загадочная русская женшина Юлия из Питера, которая путешествовала с немцами, но говорила по-английски. О том, что Юлия русская, я узнал накануне, когда она вдруг что-то у меня спросила. Тут уж я испугался, а не сболтнул ли я чего лишнего, но в принципе, было уже поздно бояться. Итак, вся компания сидела и мило болтала, только Валера упорно жрал, все, что осталось на столе. Судя по всему это было достаточно странно, потому что ко мне подошел Карлос и спросил:

-- Чувак, ты что все еще голодный?
-- Си, -- честно и по испански ответил я(кстати, иногда я понимаю испанский. Это уже пару раз помогло. Спасибо знаниям румынского)
-- Го-лод-ный?! -- повторил Карлос по-испански и показал руками, как будто я ем.
-- Си, - честно ответил я, и далее по-русски -- Я таки голодный
-- Урсула!!! -- заорал Карлос, -- спроси его он что голодный!
-- Ты голодный?  -- спросила меня Урсула по-немецки
-- А как же, -- тоже по-немецки ответил я. -- Я ему уже три раза сказал, а он не верит.

Урсула перевела, Карлос схватился за голову и заорал на кухню:

-- Мама, тут какой-то чувак голодный. Надо его срочно накормить!
-- А ничего не осталось -- заорала в ответ его мама с кухни. -- Проклятые пилигримы все съели!
Карлос снова схватился за голову и убежал.
-- Добавки не будет, -- виновато сказала Урсула
--Да я понял, я понимаю по-испански, -- обнадеживающе сказал я.

Мы сидели и болтали о своем, когда в комнату, спустя всего 10 минут ворвался Карлос, вырвал у меня из рук последний кусок багета смоченного в оливковом масле и бухнул передо мной огромную тарелку картошки фри и два жаренных яйца.
-- Вот, за счет заведения! -- он показал снова жестом, что это надо есть. -- Пилигрим не должен оставаться голодным, иначе он не дойдет.

Народ аплодировал Карлосу стоя, я уважал его еще больше и вообще, вечер удался. Нажравшись до отвала, вся немецкая компания, а так же я, Яна и Юлия получили от Карлоса по кофе с карамелью в честь Урсулы, которая стала ему чуть ли не родной сестрой за этот вечер - накрывая на стол, моя посуду и переводя, переводя, переводя.

На этой замечательной ноте все разошлись спать, я задержался на посидеть в интернете, но был изгнан спать.

На этом день и закончился. Упомянуть стоит еще разве что уже виденного вами на фотке корейца, который, конечно же, тоже был здесь (что логично, мы все идем один и тот же маршрут и разнообразия в людях не очень много) Итак, кореец просто превзошел себя в храпе. Если раньше он был чемпионом мира по храпу, то теперь он стал чемпионом вселенной(о чем я вам сообщил, указав его на фотке позавчера). Он храпел так, что птицы падали замертво, а ушные затычки не помогали. Тетка, которая спала подо мной, так и не смогла уснуть и всю ночь ворочалась, раскачивая кровать. По ее утверждению утром - она читала, смотрела фотки, хавала и материлась, но уснуть так и не смогла( интересно, а спать она пробовала?).

Избавление пришло неожиданно -- ровно в три часа утра по всей ночлежке врубился свет. Люди недоумевали, самые хитрые, включая меня, попытались свет выключить, но ничего не работало. Все попытались уснуть со светом. У меня получилось, у многих нет. Через полчаса хозяин тупо дернул основной рубильник и обесточил все (включая кофейный атвомат, который не работал от этого утром, не смотря на то, что многие оплатили завтрак). Итак, свет выключился. Положительным эффектом этого события стало то, что кореец, наконец, перестал храпеть и все окончательно уснули. На утро многим стало понятно, что от корейца надо любым способом отрываться, проходя немеряное количество километров. Лишь бы от него подальше.

Что из этого получилось и получилось ли вообще, вы узнаете завтра и послезавтра. А так же вы узнаете очень грустную и трогательную историю уже много раз упомянутой нидерландки Петры, которая, как никогда была близка к тому, чтобы сойти с дистанции после трех сотен пройденных километров. Оставайтесь с нами. Целую крепко - ваша Репка!


День десятый. 28 км. Виллафранка монтес де Ока. Рутина.
barabulkin


Как и ожидалось, после двух дней коротких дистанций, моя пятка наконец начала отходить. Хоть меня все ещё жалела вся честная компания пенсионерок, я уже мог топить будь здоров. Отрезок пути на данном этапе был не очень живописен -  мы все время пилили вдоль автобана, а единственную возможность попасть в городок и позавтракать я пропустил, потому что поперся за основной толпой пилигримов вдоль дороги. Об альтернативном варианте пути мне рассказала позже Яна, которая, в отличие от меня, пошла правильно ибо смотрела на указатели пути, а не на спины пилигримов. Не важно. Так и не найдя городка в пределах первых 13 км, я просто позавтракал сидя на обочине. Вода вместо кофе и сэндвич вместо тортильи тоже проканали. Не помню был ли у меня банан, но обычно есть, потому что жена сказала есть фрукты, а я послушный когда трезвый. В общем, вторая половина пути была не более живописной, чем первая. Почти полная тридцатка километров пролетела действительно незаметно. Нога болела только после остановок или если я шел слишком медленно, так что в основном я тупо налегал на скорость. Уже через 6,5 часов я прибыл на место. На этот раз прийдя на целый час позже, чем Ян и Петра. Эти ребята где-то прячут реактивный двигатель, но не сознаются где. Голландцы, что с них взять. Кстати, в один из дней, по-моему это было в Азофре, мне был открыт один очень секретный секрет. А именно чем отличается Голландия от Нидерландов. Оказалось, что Нидерланды - это страна, а Голландия - всего лишь одна из триннадцати провинций Нидерландов. Вот и живи теперь с этим знанием. Итак, дошел я практически без происшествий, если не считать, что строго на последнем километре пути у меня отказала нога. От слова совсем. Я больше не мог на нее наступать. Пройдя еще некоторое время на моих палках в качестве костылей, я с раздражением обнаружил, что отказывает правый локоть. Получилось действительно по дурацки. Нога и локоть не работают, телескопические палки постоянно теряют длину... жуть. Но ничего. Я упертый и так и не переобулся в свои банные тапки, хотя километр бы в них прошел легко. Кое как добравшись до ночлежки, я обнаружил, что она находится в очень старинном отеле многих звезд. Для нас выделили неиспользуемое крыло, кровати и постель были чистыми, комнаты свеже отремонтированными, ночевка стоила смешные 6 евро. Все таки испания весьма заботится о своих пилигримах. Кое как скоротав вечер и поужинав пластмассовыми макаронами из микроволновки, я сел писать вам заметку.


Это я пишу заметку, а Петра, пристыженная моей работоспособностью, пишет свой дневник. Ян тоже что-то пишет, а залетная испанка тут вообще ни при чем :)

Усталось после тридцатки километров давала о себе знать, так что достаточно оперативно закруглившись, я начал прощаться с Яном и Петрой. Мы снова собирались развалиться как группа. Ян забучил два дня в Бургосе и собирался пройти больше 30 километров завтра. Петра тоже запланировала пройти в самый Бургос, но не оставаться на два дня, а сразу на следующее утро идти дальше. По плану мы теряли Яна, но все еще могли настичь Петру. Потому что она себя в последнее время плохо чувтсвовала и собиралась идти дальше всего по двадцатке. Мы же собирались подойти к Бургосу вплотную и заночевать за 14 километров перед ним. Чтобы на следующий день утром придти в Бургос, посмотреть по сторонам и в тот же день валить еще 11 километров дальше. Звучит сложно, но на самом деле проще простого. В любом слчае, если после Бургоса мы станем делать по тридцатке киломеров в день, то настигнем Петру дня через три. Проблема лишь в том, что такой удачный план пришел в голову не только нам, и сушествовала реальная возможность статься без кроватей два дня подряд. До и после Бургоса. Поэтому мы воспользовались нашим джокером - немкой Урсулой, свободно говорищей по-испански. Она забучила нам впервые за этот камино приватную ночлежку(обычно я сплю в муниципальных, там бучить нельзя и кровать получает тот, кто бежит быстрее) сначала в городе Риопико до Бургоса, а потом и в городе Тардахос после оного.

Затвра же вы узнаете что из этого всего вышло, и что может сделать настоящий хоспиталеро, чтобы не оставить семь пилигримов на грани истерики на улице. Оставайтесь с нами.


День девятый. 23,5 км. Азофра - Гроньён. Режим энергосбережения и СЕКТА
превед
barabulkin

Фотка из будущего. Это уже двумя днями позже в городе Бургосе. Я уже начал высыхать, но об этом послезавтра.

Наученный предидущим днем, я не стал строить сверх-планов, и пошел снова на короткую дистанцию. Все утро я искал место для завтрака. Когда дистанция без завтрака приблизилась к тринадцати километрам, я уже почти бежал. Очень хотелось есть, а городка с кофе и тортильей(картофельной запеканкой) все не было. От голода я забыл про боль, страдания и прочие неудобства и несся вперед так быстро, что прибыл к промежуточному пункту намного раньше, чем ожидал. Затормозив у первой попавшейся кафешки, я наконец заказал свою половину завтрака(кофе и тортилью я всегда заказываю, а сэндвич, банан и йогурт я приношу с собой. А что? В большом путешествии большой завтрак :)) Только я расшнуровал ботинки и стал с наслаждением шевелить пальцами, как вокруг меня появились люди. Неожиданно за мой столик приземлилась уже не раз упомянутая нидерландка Петра и ее спутник Ян. Радость встречи была велика, потому что в Логроньё мы уже попрощались с нимим насовсем. Если кто остался посмотреть город, то нагнать остальную группу ему почти не реально. Но Петра с Яном шли по тридцатке в день, а я как раз полз по 23, так что мы опять встретились. Не успев наобниматься и нарассказывать друг-другу кто, как и что, мы были вынуждены принять за столом еще одну собеседницу. Немку Сандру(или Сабрину?), с которой мы ночевали ещё в Сан Жане.

-- Сандра/Сабрина, как? -- заорал я.

Я знал, что эта девочка только делает вид, что она пилигрим, пропуская этапы, заказывая отели и прочее. Конечно и в этот раз ей стало в западло идти и она поехала на такси. Но очень странным образом. Она прошагала до следующего города и там обнаружила, что забыла кошелек в Азофре. С ревом и криками она попросила в каком-то баре позвонить назад и проверить. Конечно же хоспиталеро в Азофре  послали её к черту. Тогда ей вызвали такси, она поехала обратно в Азофру, благополучно подобрала кошелек и, гулять, так гулять, махнула сразу два города дальше. Ну ок, это ее решение, но по-моему она тупо тратит время, изображая уставшего путника. В общем, затвракать с Сандрой никто не хотел, и мы быстро смылись. Петра и Ян тупо встали и ушли, а я рассказал ей историю про свою ногу, малую скорость и заботу о ограниченном количестве кроватей. Так как на самом деле я чувствовал себя в этот день получше, я зарядил с такой скоростью, чтобы меня точно никто не догнал. Зная, что Петра очень быстро идет, я постарался дать газу и нагнать их с Яном. Но мне это не удалось.

Часом позже я дошел до своей цели, городка Гроньё. Там оказалась уникальная ночлежка, расположившаяся на чердаке старой церкви и не стоящая ничего. "Донативо" стояло вместо кассы. В смысле кто сколько подаст, столько и стоит. Нас приняли, буквально заключив в обьятия и рассказали, что сегодня ужин готовим все вместе, и он тоже донативо. А после еды по желанию можно пойти на мессу, а после мессы будет время для таинственной совместной медитации. Очарованный совершенно безумным локейшеном, я пропустил медитацию мимо ушей и не заподозрил ничего плохого(ничего и не было, но об этом ниже). Место ночлежки было действительно крутое. Хотя спали мы все прямо на полу на матрасах, но остальное... Короче, смотрите фотки. Это не возможно описать. Даже прачечная, находящаяся на чердаке, была концептуально безупречна.


Гостинная. Вид сверху. Чуть позже там ужинало полсотни людей.

Виден чилаут Петры, Ян и мои банные тапки.


А вот так выглядела наша спальня из гостинной. Засветившийся кореец - чемпион вселенной по храпу.


Не знаю, что бы сказали про это место в министерстве культуры (прачечная)

Итак, расположившись в мезонине, я как раз распаковал свой спальный мешок, как услышал, что на ресепшн пришли Ян с Петрой. Свесившись через перила, я осведомился, как они умудрились прийти позже меня. Судя по их изумленным лицам, они и сами были в серьезном шоке. Пока я показывал им их койкоместа, ко мне подошло человек двадцать и спросило как я себя чувствую. Надо было видеть лица Яна и Петры. Они же не знали про предидущий день. В какой-то момент Ян не выдержал и спросил почему меня все знают. Я хитро подмигнул и сказал, что камино надо пройти так, чтобы тебя знала каждая собака. По-моему я их убедил :)

Так как в гостинной находилось множество музыкальных инструментов, то сразу нашлись те, кто умеет на них играть. Сидя у погасшего много недель назад камина, мы слушали песни под гитару и болтали на извечные пилигримские темы - кто, куда, зачем, как долго и что болит. Так же хитом программы были советы как все это лечить. Именно такие моменты и создают атмосферу камино. На мессу я не пошел и написал вместо этого вам заметку предидущего дня. Простите, я воинтсвующий атеист, и меня все это не интересует. На ужин в этот раз была паста, салат, свежий хлеб и вино. В целом все очень вкусно и сытно. Но нас натолкалось в эту церковь больше пятидесяти человек, и готовка затянулась аж до восьми. Я старался помочь, был на подхвате, резал хлеб, помогал с тяжестями и прочим. Нас было таких, к сожалению, всего пятеро-семеро, остальные отморозились. Но если по-честному, то и места на кухне больше не было. После ужина, уже было около десяти, хоспиталеро сообщила, что медитация обязательна. Кто не хочет - обязан мыть посуду. В голове у всех прозвучал первый звоночек. Люди очень хотели спать и очень не хотели идти на медитацию. Но мыть посуду за пятьюдесятью пилигримами они хотели ещё меньше, поэтому пошли очень многие.

Что сказать, это было очень странное мероприятие. Всем раздали какие-то молитвы и потушили свет. Горели только свечи и золотой алтарь внизу. Я думаю, что 90% народа в этот момент решило, что нас затащили в секту. Очень хотелось заржать, но мне было немножко стыдно. Кстати, мероприятие происходило тоже в этой церкви, на самом верху, в специальном помещении над залом со скамьями для прихожан. Скорее всего там прятался церковный хор во время мессы или происходили другие сектоидные мероприятия. Хоспиталеро назвали это место капеллой. Если бы не странная сектоподобная медитация, то  можно было бы насладиться моментом. Вряд-ли туда попадает много простых людей. Итак, горели свечи, освещался алтарь (весь в золоте), все молчали, а я про себя хихикал и мне было стыдно. Сначал была минута молчания, потом на всех языках прочитали цитату про камино(кстати хорошую), а потом, с очень многозначительным видом предложили пустить по кругу свечку, и каждый был должен рассказать о своем опыте на камино и о причинах, по которым мы туда пошли. Слава яйцам, можно было просто передать свечку дальше. Несколько человек решили высказаться, но они это делали на своем языке и никто ничо не понял. Когда круг закончился, нам всем предложили задумчиво помолчать, а потом заставили друг с другом обниматься. Я вам отвечаю, было очень очень трудно не заржать, но я выстоял. За это мне положен если не орден, то точно медаль, а то и две. После этого все медленным галопом разбежались по матрасам и счастливо отрубились. Все таки это был очень длинный и тяжелый день. Спал я просто прекрасно, хотя было и жестковато. Но мой регистратор сна не может врать. Я спал хорошо.

Вот такой вот странный день. А завтра вы узнаете, что узнавать про затвра не очень-то и много. Но пару строчек я все же напишу, ибо нефиг :) Оставайтесь с нами.


День восьмой. Наваретте - Азофра. 23 км. Боль и страдания.
headshot
barabulkin

Я вам говорил, что все умерли? Это я погорячился, конечно. Если бы все умерли, то как бы я мог так мучаться? А я таки мучался, врагу не пожелаю. Сначала, конечно, было сильно больно. Потом, как и каждым утром, я подразогнался и попер, обгоняя всех. Хотя лучше по-порядку. Когда я утром вылез из ночлежки и попытался хотя бы пойти по маршруту, не говоря уже про бежать, я понял, что надо поменять планы. После бесплодных попыток движения с приемлемой скоростью, мне в конце концов пришлось практически ползти вперед, неестественно подволакивая ногу. Потому что пятка, а точнее пята, которая ахилесова. В конце концов я приноровился и засеменил такими мелкими шажочками, чтобы не надо было перекатывать ступню, как при нормальном шаге. Таким образом ступня в ботинке не двигалась и, соответственно, не болела. Тут же в чем суть? Суть в том, что болит одна маленькая шишечка, которая вообще не переносит давления со стороны. Если давление убрать - вуаля. Вы когда-нибудь пробовали ходить так, чтобы пятка не касалась задней стенки ботинка? Попробуйте, очень интересная походка. В общем, кое как приноровившись, я поковылял. Парой минут позже меня с ликованием перегнали мои французы, с которыми я обычно на перегонки. Потом меня перегнали все остальные, а потом меня перегнали вообще все. Я смотрел на их удаляющиеся рюкзаки и горько виртуально плакал. Кстати, можете поверить, что по рюкзаку пилигрим узнается намного проще, чем по лицу? Потому что мы все время видим друг друга со спины. Постепенно начинаешь узнавать где кто идет. Издалека лица не видно, а вот цветовая комбинация всего барахла - уникальна. Вот так я и шел, по рюкзакам определяя кто ко мне ближе, а кто уже совсем оторвался и больше мне его не нагнать. По счастливой случайности начался затяжной спуск, на котором мне удалось немного разогнаться. Когда спуск закончился, я забыл притормозить и вдруг понял, что мне удается снова двигаться быстрее. Попробовав идти чуть быстрее, я совсем обрадовался и понесся, аки конь. Педальный, да. Потому что по-испански пешком - это "пер педе". Или по-французски? Плевать. Так что я был конь пер педе. В общем, разогнавшись до первой космической, я в течение получаса таки догнал всех, а потом перегнал всех, особенно своих французов. Мужик снова очень обиделся, но вдогонку не пустился. Наверное ему жена запретила со мной гоняться. Напугав Яну одобряюшим воплем сзади, я попытался некоторое время пойти с ней рядом, но быстро понял, что сбавлять нельзя, а то нога снова начинает адски болеть. Поэтому я понесся дальше, намереваясь пробежать весь остаток пути пока бежится. К сожалению уже метров через пятьсот я понял, что заряд в батарейке кончается, я начинаю идти все медленнее, медленнее и медленнее. В конце концов нога снова стала болеть так, что я опять практически полз. Конечно же этим воспользовались французы. Но на меня было так жалко смотреть, что мужик даже не бросил мне привычное "оревуар", обходя меня справа. Потом меня снова догнали вообще все, с беспокойством спрашивая всё ли в порядке. Все ок, честно отвечал я, скривив морду от боли и практически вися на своих палках. Кое как добравшись до парка отдыха, я скинул ботинки и проинспектировал место трагедии. На вид все было ок. Я втолкнул в себя свой сухой сэндвич и, поеживаясь от холода(был сильный ветер) стал собираться дальше. За время моего вынужденного отдыха не осталось никого, кто мог бы меня перегнать. Думал я, по крайней мере. На самом деле всегда есть кто-то, кто идет вообще медленно, делает миллион пауз, пьет вино в каждом баре и тому подобное. Так вот, когда я со слезами в душе' ковылял к городку с живописным русским названием Нахера ( Najera, j=h в испанском), меня догнали все эти люди. Осведомившись о моем состоянии и искренне меня пожалев, они перегнали меня и исчезли из виду. За следующий час я прошел не больше километра. Причем основными ходулями были мои палки. То, что вся нагрузка перенесена на них подтверждалось тем, что палки, наконец, на почти двухсотом километре перестали удерживать свою длину, что очень раздражало. Кое как преодолев этот малюсенький городок, я стал взбираться на гору, которая отделяла меня от промежуточной точки моего путешествия (22 км из 33). Уже подбираясь к вершине, я понял, что врядли вообше одолею 6 км до города Азофра, не говоря о последующих одиннадцати, которые были нужны для выполнения моего дневного плана. Размышляя о том, а не проще ли упасть и катиться вниз, я наткнулся на последнюю находящуюся в дороге в это время пилигримку - женшину лет пятидесяти из Австралии. К счастью она была настроена на поболтать, и мы начали беседу. Так как в моем состоянии я был значительно медленнее ее, а она была самым медленным пилигримом дня, то мне пришлось, стиснув зубы, ускориться. Вскоре наш разговор повернул в интересное для меня русло, и я перестал замечать боль в пятке. Как всегда я непроизвольно прибавил ход, увлеченная разговором австралийка тоже, и уже спустя чуть менее часа мы вступили в город Азофра. Удивлению моей спутницы не было предела. Никогда еще она не проходила шесть километров за такое рекордное время. Уговорив меня остаться в Азофре и зализать раны, она тут же побежала к толпе своих подруг и стала рассказывать какое благотворное влияние я на неё произвел и как я страдаю. За этот вечер ко мне подошло половина ночлежки, грустно заглядывая в глаза и спрашивая как моя нога. Походу половина общаги была в курсе дела и хотела помочь советом. Я же исправно выполнял упражнения по растяжке голеностопа (на лестнице) и стойко старался не послать их всех к черту. Кстати, ночлежка в Азофре оказалась первокласной. Даже не смотря на то, что я шел очень медленно, я попал в основную половину, где на комнату было всего две одноярусные кровати. Мой сосед хоть и нещадно храпел, но ушные затычки оропакс реально решают. Кстати, все мои стенания, что мы были последними пилигримами на тропе, конечно же, не имели никакого основания. Спустя часы ещё продолжали прибывать остальные пешеходы. Я тупо не представляю что они делали, чтобы идти так медленно. Но их пришло ещё более, чем достаточно. Посетив местный супермаркет(ха-ха, эту каморку надо было видеть), я затарился яйцами и беконом и поужинал яйчницей. Полчилось отменно. Наспех приготовив до смерти надоевший мне сэндвич на утро, я отправился якобы спать, а на самом деле дописывать вчерашнюю заметку. Мне удалось сократить разрыв в днях с трех на два, и моя совесть по отношению к вам, моим невидимым читателям, немного успокоилась. С чувством хорошо выполненного долга, но плохо выполненного плана, я, наконец, заснул.

А завтра вы узнаете, что меня немного попустило, потому что гимнастика для голеностопа, похоже, работает. В остальном вы не узнаете ничего нового, потому что мы плавно переходим к равнинам, и сообщать о чем-то кроме моих болячек и борьбы с ними, в принципе, не о чем. Но я все равно сообщу. Иначе кто меня пожалеет, если не вы... Хотя... Чота вы меня очень незаметно жалеете :)


День седьмой. Торрес дель Рио - Наваретто. 32 километра, дождь, приход и мысли об Ахилесе.
дождь
barabulkin


На следующий день вылезать совсем не хотелось, потому что на улице начался проливной дождь. Ну не совсем проливной, но после двух дней жары и такой дождь показался страшным. Все толпились у входа и печально смотрели на улицу, и только самые упоротые решались отправиться. Я тоже смело шагнул на улицу и понял, что шагать, почему-то, неожиданно больно. Моё ахилесово сухожилие очень сильно реагировало на нажатие, а по причине его расположения на пятке, на него все время нажимал, что логично, весь мой вес. Очень, очень больно. Я не плачусь, я просто давлю вам на жалость. Ведь хоть кто-то же должен меня пожалеть, правда? Короче, в думах о вечном,  а точнее о своей пятке, я хромал вперед. Как было хорошо вчера, так стало плохо сегодня. Прохожие смотрели на меня с жалостью. Радовались походу только те самые французы, с которыми мы продолжали играть в перегонки с самых Пиринеев. Я задумался о том, что знаменитый Ахилес был скорее всего перетренировавшимся спортсменом с такой же больной пяткой, как у меня, которого увековечили в летах. К истории просто добавили деталей про идиота-отца, кипяток и плоскогубцы. Или это не про него? Пофиг. Я со своим сухожилием, к сожалению, подопоздал. Эх, были же раньше времена. Заболела пятка - стал героем...Так как каждый шаг мне давался с трудом, а никакого попутчика рядом не было, я попытался развлечь себя разговором с умным человеком. С собой. Иногда я провожу такие беседы в формате - умный я с глупым я. Я сам давал себе советы и сам отвечал себе, не соглашаясь. В процессе бурной беседы я чуть не пропустил свой первый приход. В том смысле, что я беседовал сам с собой, и вдруг я понял, что беседа перешла на новый уровень. Не осталось умного и глупого меня, остался я и мое тело. Мы поговорили с ним о сигналах, которые мне посылаются и о том, что я не умею их слушать и интерпретировать. Пока все шло достаточно нормально, я мог контролировать беседу, но вдруг в голове как будто прорвало плотину, и высвоббодившийся поток мыслеобразов накрыл меня. Я утонул в водовороте чистого сознания. Приход продолжался минут сорок, об этом я узнал, когда все закончилось, и я обнаружил, что боль исчезла, а я иду очень очень медленно, потому что мой автопилот не справляется с таким глубоким погружением в себя. Лил дождь, я остановился и не знал что со всем этим делать. Хвататься за бумагу и записывать, или сначала искать сухое укрытие. В какой-то момент я чуть не залез в полуразрушенный каменный саркофаг, которыми изобиловала местность. Поместиться там можно было только лежа, но я был уверен, что все то, что я увидел и услышал надо записать. В поисках укрытия меня начало отпускать, я попытался систематизировать данные, подумать их снова, но тщетно. Недавно такие чёткие образы стали расплываться и терять всяческий смысл, распались на отдельные куски, а затем я понял, что записать пережитое невозможно. Получатся разбросанные осколки пародии на целое. Я остановился и рассудил, что если это был не просто ничего не значащий трип, то эти мыслеобразы не только вернутся, но и углубятся чуть позже по пути.

В любом случае, погружение в себя сделало две странные вещи - у меня прошли все болячки, даже мозоли не давали о себе знать обычной, граничашей с щекоткой болью. Вторым был на столько невероятный прилив сил, что я просто понесся впреред, перепрыгивая камни и совершенно не опасаясь более подскользнуться или оступиться. Я быстро нагнал всех, кто успел меня обойти за последний час и, коротко перебросившись парой слов со знакомыми пешеходами, попер дальше. Ближе к полудню, наконец, распогодилось, и я обнаружил себя обгоняющим пресловутую Петру, идущую с группой голландцев. Как я умудрился их догнать было не понятно, потому что они вышли намного раньше и, как я уже писал раньше - обладали завидной скоростью. По крайней мере за все предыдущие дни мне ещё не разу не удалось догнать Петру. Она всегда была на месте за час до меня. Похоже я действительно получил от прихода недюженный бонус. К сожалению, для моего организма это не прошло даром. В самом начале потока сознания, когда я ещё разговаривал со своим телом, прозвучали конкретные рекомендации как быстро мне надо идти, чтобы избавиться от боли в ахилесовом сухожилии. К сожалению скорость, с которой я прошел последние два часа во много раз превышала данные рекомендации. Для тех, кто решил, что я сошел с ума - успокойтесь. Это действительно был разговор с самим собой, но похоже уровень погружения в себя был не доступен мне ранее, а потому сейчас, когда я это пишу - я не сомневаюсь в том, что действительно имела место интерпретация сигналов своего тела, преобразованая моим сознанием в рекомендации. Из положительных эффектов стоит отметить, что пока я шел эти два часа, у меня неожиданно сложился синопсис отличного рассказа, чего не происходило уже давненько.

Проблема заключалась в том, что к тому моменту, как я достиг большого города Логронье, меня настиг откат от прихода, а вместе с ним и навалиллась вся та нагрузка, которую я не замечал последние два часа. Оказавшись в этом состоянии в большом праздничном городе, я фактически потерялся. Город давил на меня, было трудно сконцентрироваться, я четырежды заблудился, отбиваясь от испанцев, назойливо стремящихся помочь, но не говорящих по-английски и лишь дико махающих руками. Когда я наконец выбрался из города и вдохнул прохладный преддождевой бриз, мне стало ощутимо легче. Я не смог объяснить себе, чем меня так вывели из себя радостные субботние горожане, но до сих пор(дни после происшествия) у меня сохраняется четкое отвращение к этому городу.

Тем временем погода за городом начала портится, собирался дождь. Чувствуя сильную усталость, я сел в парке, разулся и попытался дать ногам передышку. Получасом позже я попытался пойти дальше и понял, что идти практически не могу. Оба ахилесова сухожилия нестерпимо болели и пульсировали при каждом шаге. Трудно обьяснить характер боли, но очень неприятно. Заставляя себя двигаться, я кое как отсчитывал сотни метров, продираясь через парк. Меня снова обгоняли пилигримы, сочуственно наблюдая за моей хромотой и спрашивая в чем дело. Проблема ситуации состояла в том, что до цели моего маршрута надо было пройти еще 13 километров, а значит не менее двух часов быстрого хода. С моей хромотой не менее трех. Было уже далко за полдень, а идти надо было все столько же. Путь прошел словно в тумане, никогда до этого мне не было так тяжело сосредотачиваться на цели. Тем не менее мне каким-то образом удалось дойти, последний километр даже разогнавшись до своей нормальной скорости. Я заселился в муниципальную ночлежку и следующий час просто лежал, не шевелясь, не в состоянии даже познакомиться с соратниками по партии. Через час я немного оклемался и нашел силы сделать растяжку, а потом и пару подходов приседаний и отжиманий. Усталость отпустила словно после волшебной таблетки, и я снова стал человеком. Закупившись в супермаркете и возвращаясь домой, я встретил большинство из тех, кто планировал прийти в этот городок накануне. Было так же очень много новых лиц. Не удивительно, ведь мы пришли в будущее, опередив нашу группу на сутки пути. Здесь с нами квартировались люди, которые вышли в Пиринеи на день ранее. За ужином я познакомился с группой немцев, которые вышли вообще в суботту(день до меня). Они рассказали, что когда Пиринеи проходили они, в горах бушевал снежный штурм и они чуть не повернули назад. Интересно как быстро меняется погода в горах. Вечер закончился достаточно весело, мы все сидели за одним столом, делились самодельной едой и общим вином. Потом один из немцев попытался научить остальных играть в дурака, и тут как нельзя кстати оказалось моя помощь. Немцы старались изо всех сил, но игра оказалось для них сложноватой. Чуть позже я отпросился спать, потому что на завтра мне предстояло снова пройти 33 километра и надо было хорошенько отдохнуть. Было выпито не мало вина, поэтому я быстро отрубился и уснул до самого утра.

Вот и все. Простите, что в этот раз совсем не  весело, но надо рассказывать не только о хорошем, но и о очень хорошем. Так что терпите. Завтра вы узнаете, что все стало намного хуже, и обо мне узнали практически все пилигримы на маршруте. К сожалению данная популярность меня не очень радует. Почему? Оставайтесь с нами.


День шестой. 28 км. Эстелла - Торрес дель Рио. Показательное выступление
headshot
barabulkin


Я проснулся в пол шестого утра, потому что кто-то копошился подозрительно близко. Мне потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что я  в ночлежке и что это нормально. Подорвалось все женское звено комнаты, состоявшее из четырех совершенно одинаковых плоскогрудых и тощих американок с ростом выше 1,90. Я думал они сестры, но судя по их рассказам они все из разных штатов. Похоже, что в Америке уже во всю работает система клонирования людей. Кроме американок присутствовала пожилая, но очень даже в форме австралийка, еще две ирландки и девочка из бразилии, которая одним своим выражением лица могла испепелить любого. Итак, американки устроили подъем для всех, потом хаотично и в спешке собирались, чтобы выйти побыстрее, но в конце концов одна их них уронила с кровати бутылку с уксусом бальзамико, разбила её, и весь женский состав ещё полчаса вытирал пол. Я так и не понял зачем пилигримам в багаже бутылка бальзамико. Честно. Но настроение подняло.

Утро выдалось прекрасно-пасмурным, затянутым тяжёлыми облаками и ветренным. Я врядли могу придумать лучшую погоду для дальних походов. Солнца нет, жары нет, ветер хорошо охлаждает потные тела. Идеально. Так и получилось. В этот день природа дала мне шанс показать на что я способен, полностью исключив внешние факторы воздействия на организм(жара, духота и.д.) Мой организм, по счастливому стечению обстоятельств тоже дал передышку. Никаких коленей, мозолей и прочего. Идеальные условия для соревнований.

Соревноваться не хотелось. Обстоятельно собравшись, я забрал из холодильника приготовленный с вечера сэндвич и йогурт и не спеша вышел на маршрут. Уже через час с небольшим, мой треккер показал, что я прошел свои первые десять километров, и пора завтракать. Просто прекрасно. Остановившись в маленьком городке с милым названием, я заказал кофе и картофельную запеканку и, достав свои припасы, устроил очень плотный завтрак. Через полчаса я уже снова был на маршруте и уверенно почесал вперед. К часу дня я уже достиг конца своего путешествия и отметки в 21 километр. Ноги достаточно сильно устали и гудели. Большие пальцы ног неприятно покалывали, но в целом мое состояние можно было описать, как "ещё огурцом". Судя по большому количеству расквартировывающихся пилигримов, этот день понравился не мне одному. Но передо мной встал вопрос: сколько можно тащиться в день по двадцать километров, если очевидно, что когда не колено, то во-первых я могу больше, а во вторых в этом городке делать вообще нечего. Поэтому я не раздумывая долго пошел дальше. Следующий городок находился на расстоянии 7 километров, следующий за ним еще полкилометра дальше. Итак, я решил удлинить маршрут, наслаждаясь тем, что могу снова единолично планировать свои дистанции. Из оставшейся группы мне не будет нехватать никого, поэтому я уверенно зашагал вперёд, все время отвечая на удивленные возгласы "Эй, ты куда?"

Как всегда, я очень быстро понял, что это было ошибкой. В принципе прекрасный день стал быстро портиться. Ноги сопротивлялись увеличению дистанции. Колено хоть и не болело, но ступни налились неприятной тяжестью и начали саднить. Моя скорость упала вдвое, и из запланированного часа на остаток пути начало уверенно выходить два. Кроме того неожиданно стало очень болеть основание пятки левой ноги. Я стал сильно прихрамывать, а затем неосознанно подволакивать ногу. Я мог бы сделать вид, что не понимаю что происходит, но к сожалению в свободное время пешеходы делятся своими болячками. Поэтому я точно знал, что у меня, похоже, начинается раздражение ахилесова сухожилия. Проблема по свое болезненности и весомости в несколько раз сложнее, чем моё колено, которое, наконец-то прошло. Кое как проковыляв пол пути, я пришел к выводу, что больше терпеть нельзя, и пора доставать запасную бутылку воды из рюкзака, потому что в горле пересохло, а основная закончилась час назад. Сбросив рюкзак, я стал, покачиваясь, снимать куртку, заодно доставая воду. Перелив из запасной в основную бутылку(она меньше и помещается в карман штанов) часть воды, я попытался закрутить крышки. С пятой попытки до меня дошло, что что-то не так. Конечно же я перепутал крышки. Мое общее отупение, вызванное переутомлением, стало меня беспокоить. Я оглянулся и стал считать путников, идущих у меня по пятам. 11. Одиннадцать человек могут опередить меня и разобрать все кровати. Подвох прохода основной маршрутной точки в том, что в немаршрутных городах только очень маленькие ночлежки. Их может не хватить на тех, кто решил пройти точку слишком поздно. Я начал поспешно надевать рюкзак, меня занесло, и я чуть не свалился в канаву. Пора было брать себя в руки. Я уже было собрался, прихрамывая, побежать вперед, когда понял, что ближайший ко мне пилигрим - это Яна, с которой я познакомился вчера. Это была удача. С Яной можно было затеять длинную беседу. Потому что если во время пути трепаться о чем-то интересном, то можно на время забыть боль и "идти в отключке" Так как Яна была свежим человеком - это могло сработать. Так и получилось. За беседой боль отступила и я смог оперативно хромать дальше. Оказалось, что мне опять не повезло с попутчиком. У Яны вообще ничего не болело, не терло, не давило, не было мозолей и шла она не в напряг. А все потому, что регулярно ходит в горы и вообще человек этим делом увлеченный. Мое самомнение опять упало ниже плинтуса. Почему в этом походе меня окружают только люди, физически подготовленные намного лучше меня? Чтот я им всем сделал? В общем, пристыженный, но не сломленный, я из последних сил дотащился до следующего городка Сансол, а потом и последние полкилометра до очень живописного и маленького городка Торрес дель Рио. К сожалению, на этом вся живописность закончилась. Более того, в две имеюшиеся ночлежки набилось нашего народу под завязку  - человек сорок. И при этом на тот момент это была самая ужасная ночлежка из встреченных ранее. Интернет не работал, душ почти не работал, магазины отсутствовали. Посовещавшись, мы решили не мудрить с готовкой из пластмассовых субпродуктов(типа мивины или доширака) и пойти поесть в ресторан уже неоднократно упомянутое меню пилигрима. Первое удачное решение за день. В ресторане собрались все(а чего еще ожидать в этой дыре?) Вечер получился очень насыщенным, за моим столом я снова встретил Петру из Нидерландов, которую уже считал потерянной для группы(имеется ввиду группа путников вышедших первого мая через пиринеи), давешнюю бабулю из Калифорнии и несколько незнакомых людей, с которыми мы, впрочем, сразу перезнакомились. Посидели здорово, два часа пролетели незаметно, и к десяти все наконец, разошлись спать. Я сознательно не стал писать заметку, потому что на следующий день запланировал не менее, а даже более спортивную цель - пройти 32 километра пешком, тем самым перепрыгнув свою группу на целый этап и окончательно оторваться от вышедших первого мая, попав в этапы тех, кто вышел в Пиринеи тридцатого апреля. А значит нужно было выспаться.

Так и получилось! Но о том кто по пути чуть не сдох и почему, вы узнаете только завтра. Оставайтесь на связи (Это такая фраза, которая подразумевает и ваше участие :))


День пятый. Пуэнта де ла рейна - Эстелла. Пекло.
притворяется
barabulkin


Двадцать пять градусов тепла и двадцать пять километров под солнцем. Это была установка на сегодняшний день. Мои обожженые части тела радовались ещё ночью, судя по всему предвкушали. Этим утром каждый из нас собрался отдельно и вышел по желанию. Дэвид совсем раненько, девчонки около полвосьмого, а я проваландался с перепаковкой рюкзака аж до восьми пятнадцати. Ничто не предвещало хорошего дня. Ещё до попадания под солнце я нанес на себя два слоя защитного крема и отправился в путь по огромному каменному мосту, соединяющему город с остальным миром. Вообще в испанских городах наметилась любопытная черта - ты либо входишь в город, пересекая мост, либо выходишь из него таким же способом. Все. Другие варианты исключены. Сначала я фоткал каждый мост и речку, потом надоело. Но этот я еще сфоткал, ибо уж просто гигантский.

Этот день в целом ничем не отличался от других. Исправно нанося защитный крем на левую сторону, я через час добрался до первого поселения - красивеййшего городка на горе, где позавтракал... ну вы поняли про кофе и прочее. Когда я  уже заканчивал, в городишко зашли мои ирландки. Как они оказались позади меня представить трудно, но встреча была довольно теплой. Сегодня хуже всего чувствовала себя Джои, ее мозоли вошли в терминальную стадию, и она заметно хромала. Я попытался было держаться рядом с ними, но мое левое колено болело так адски, что это было безнадежно. Я уныло плелся позади, наблюдая, как меня обгоняют даже самые медленные пешеходы. Впрочем, эти же пешеходы обгоняли и Джои с Эшли. Похоже, мы окончательно выдохлись. Кроме того, нещадно палило солнце, прижимая нас к земле раскаленным кулаком. Уже к девяти часам утра солнце жарило так, что с трудом передвигались даже насекомые, мы так вообще просто ползли по маршруту, нещадно потея и высыхая заживо. Свои первые два литра воды я осилил еше до того, как наступил подень, но все равно нестерпимо хотелось пить. Я отставал все больше, практически потеряв всех из виду и сомневаясь, что вообще дойду до места. Так продолжалось довольно долго, но тут что-то в очередной раз клюнуло меня непонятно куда, и моё колено просто перестало болеть. И это на спуске. Совершенно невероятный факт.

Как только я почувствовал, что мое тело сдалось, я снова вступил в гонку за лучшие места в рейтинге. Развив приличную скорость, я обошел всю толпу пилигримов и неожиданно снова увидел ковыляющую Джои. Одну. Она с отсутствуюшим видом шагала вперёд, погрузившись в свой айфон. На мое приветствие она ответила неуверенным "хола", и лишь несколько секунд спустя в её глазах мелькнуло узнавание. Похоже она была близка к солнечному удару. На мой вопрос все ли у нее в порядке, она лишь устало покачала головой и снова уставилась в свой телефон. Я даже не стал спрашивать у нее где Эшли, так как был уверен, что жара, усталость и болячки все же сделали свое дело, и за несколько километров до конца путешествия девчонки рассорились. Я был уверен, что догоню Эшли через пару сотен шагов, но ошибся. Ее не было ни за следующим поворотом, ни на следющей горе, по пути на которую я оставил позади подавлющее большинство пилигримов. В голову закралась мысль, что от жары Эшли слетела с катушек и вообще пошла наперерез к дороге, чтобы ехать на попутке. Я стал горд за Джои, потому что она осталась не смотря ни на что. Поразмышляв на эту тему, я преодолел крутой затяжной подъем и вошел в предпоследний городок на пути к цели моего маршрута. Там, в тени относительно высоких построек расположилось изрядное количество пилигримов, прячущихся от послеобеденного солнца. Рассудив, что в этом городке я могу одним махом избавиться от конкуренции еще как миниум полсотни человек, я решил пройти город без остановки. О чем пожалел практически сразу после того, как покинул спасительную тень. На моей руке уже лежало как минимумм восемь слоев крема, но горела она нешадно. Шею я защитил соорудив импровизированую арафатку, разрезав Юлин шейный платок, который мне предусмотрительно упаковала Таня. Пройдя таким образом около километра, я понял две вещи:

- испанцы не зря придумали сиесту
- поделиться этой прорывной мыслью я ни с кем не успею, потому что прямо сейчас сдохну на солнцепеке.

На этой замечательной ноте я поравнялся с небольшим леском, по одному краю которого росла трава, ютящаяся в тени довольно таки больших деревьев. Мой испепеленный мозг совершил невероятное, и я понял, что надо сесть и отдохнуть прямо здесь - иначе конец. Поэтому я сбросил рюкзак, ботинки, содрал носки  и с наслаждением пошевелил затекшими пальцами ног. Никогда я не был так близок к раю, как сегодня. Расстелив на траве свою куртку и подложив рюкзак вместо подушки, я впал в нирвану, прислушиваясь к майскому щебетанию птиц, жужжанию насекомых и прочим райским ништякам.

Так продолжалось около пятнадцати минут. Я задремал. Разбдило меня веселое улюлюкание и крики:

- Nice spot!
-That's right decision!
- Look at that guy, he lives my dream
- Jesus Christ, why didn't I found this idea?
- Best view today...

и так далее в том же духе. Конечно же меня нагнали все люди прятавшиеся в городке, а так же все те, кого я обогнал до этого. Народ проходил мимо меня нескончаемым потоком, и ни один не мог сдержать улыбки или одобряюшего окрика. Я просто лежал на своей полянке, закинув ногу на ногу и приветливо махал им руками и желал Буэн камино. Трудно словами описать эту феерию чувств, когда толпа усталых путников на последнем издыхании вдруг преображалась, гримассы сменялись улыбками, и люди вдруг вспоминали, что на пути есть место веселью, улыбкам и отдыху. Многие фотографировали мой спонтанный чиллаут, другие просто шли дальше, безуспешно борясь с улыбкой. Еще спустя около пятнадцати минут мимо меня прошли Эшли и Джои. Вдвоем и в хорошем настроении. Эшли шла в своих пижамных шортах. По-видимому она просто залезла в кусты переодеться, когда я их обогнал, поэтому её не было рядом с Джои. Мои душераздираюшие истории, похоже, вообще не имели ничего общего с реальностью :)

-- Вэл, ты в поряке?
-- Конечно, я в шоколаде. Хотите присоединиться?
-- Нет, спасибо, мы только что пообедали в городке неподалеку. Но идея атас! -- Эшли тоже не смогла сдержать улыбку и подняла большой палец вверх
-- Я знаю, -- я помахал им вслед
-- Встретимся в Эстелле, для нас это последняя остановка.
-- Конечно.

Минутой позже они скрылись из виду, а я продолжил дремать. Провалявшись так около часа, я все же заставил себя снова обуться и выйти на маршрут. Полон сил и мотивации, я всего за час одолел оставшиеся километры, и заселился в Эстелле. Все эти гонки изрядно надоели, и я увидел, что и прийдя на полчаса позже других я получил свое место под солнцем.

Раскидав свои хлам на кровати, я как раз пристраивал свои ботики в шкафу для ботинок в коридоре, когда из комнаты напротив выскочила ещё одна, вроде незнакомая, девушка с мокрыми волосами и взволнованно, по-английски спросила.
-- Вы не знаете это какой этаж, первый или второй?
Я ответил ей, что в европе это первый. Ничего, врорде бы, не предвещало, но сам характер заданного вопроса и неуловимый акцент заставили меня задать вопрос.

Я: -- What is your native language?
Девушка: -- Чиво блядь?Please?
Я: -- Where are you from?
Д: -- Ukraine
--А, ну я так и понял. Здесь первый этаж, а что?
-- Да я вот заселилась, пошла в душ, а тут какой-то мужик ко мне вломился. Так я подумала, что этажи перепутала
-- Вообще-то здесь пофигу на какой этаж, главное, чтобы кровать была свободной. А души здесь вообше-то общие и шторка для приватности
-- Ну я уже поняла
-- Меня Валера зовут, ничего, чтот я на "ты"?
-- Да не, нормально, я Яна
-- Ты давай, Яна, не теряйся, интересно будет вечером поболтать, а то англичане надоели страшно
-- Ага, пока. Увидимся ещё.

Я удалился к себе, размышляя какова вероятность того, что в толпе пилигримов один спросит что-то у другого и поймает именно того, кто говорит на его языке? В случае с русскими достаточно низкая, потому что на весь заход нас тут пятеро русскоговорящих - я, Яна и семья из трех человек(мама, папа и дочь лет четырнадцати) которые путешествуют вместе. В этих раздумьях я собрал свое барахло и отправился стирать грязные вещи.  В общей прачечной(в основном стирают все сами руками, но для ленивых есть платные стиралки и сушилки) я отлично поболтал с веселой бабулькой из Калифорнии, она прилетела сюда из Сан Франциско и собирается одолеть весь путь. На мой вопрос почему же ей не сиделось дома в солнечной Калифорнии, она ответила незамысловатым:
-- Скучно же
Вот такие американцы мне нравятся :)

Чуть позже, выяснив на ресепшене где находится супермаркет, я отправился на поиски. Нашел я, как ни странно, Яну, которая тоже искала супермаркет. Мы пошли вместе, рассуждая о вероятностях, пока я вдруг не заорал СТОП! Мы где? Оказалось, что взяв привычный разгон, мы прошагали 2 км в неправильную сторону. Ок, переориентировавшись, мы снова пошли, выясняя важные пилигрмские вопросы -  когда начал, откуда, с кем и т.д. Приблизительно через два километра я заорал СТОП! Мы где вообще? Оказалось, что взяв свой привычный пилигримский разгон, мы снова пошли не в  ту сторону, пропустив поворот. Сообразив, что если на пути нет четкой маркировки желтыми стрелочками и ракушками св. Иакова, пилигримы больше не могут найти дороги, я достал свой джипиэс треккер, переориентировал нас и мы пошли, постоянно сверяясь с картой. До магазина оставалось метров пятосот. Через полтора километра я снова сказал СТОП. Мы прошли мимо магазина, потому что для пилигрима пятьсот метров не может считаться дистанцией. Опять сверившись с картой и вернувшись, мы, наконец нашли магазин, где я затарился необходимым - кремом от загара, хавчиком на завтра и хавчиком на ужин. Хотел еще взять что-то от ожога, но меня убедили пойти за этим в аптеку.

По пути в аптеку я, как ни странно, наткнулся на Джои и Эшли, которые в своих нарядных нарядах попивали вино на площади у автобусной остановки, изображая "не пилигримов". По сути они ими больше и не являлись. Я подсел к ним за столик, и мы еще немного поболтали о нашей группе и о том, каким неожиданно трудным оказался забег. После долгих взаимных  уверений, что мы были лучшей группой, стартовавшей первого мая, я, наконец, оставил их допивать вино и пожелал счастливого пути и отлично отдохнуть в Мадриде. После этого я таки добрался до аптеки и купил чудо средство, которое помогает от солнечных ожогов сразу. Я не очень доверяю рекламе, но на данный момент средство справляется отлично.

Вечер прошел, в целом, достаточно обычно. Я встретил немца, родители которого были из Украины, а дед из Молдавии, дал, наконец, понять русской семье, что я говорю по-русски, вызвав у них, наверное, приступ ужаса(а не сболтнули ли они чего лишнего?) и рассказав и передав Дэвиду прощальные пожелания наших ирландок. Дальнейший вечер прошел без происшествий, если не принимать во внимание пилигрима, который вырубился прямо за столом и не свалился головой назад со скамейки. Он уверял нас, что все ок, но после отбоя я заметил, как в комнату вошли два хоспиталеро, собрали его вещи и тихо вышли. Надеюсь с ним все ок, но больше я его не видел.

Ну вот и все, ребятки. А завтра вы узнаете, что у меня совершенно прошло колено и как хорошо путешествовать в одиночку, принимая решения только за себя и для себя. А так же вы узнаете что случится с пилигримом, если он подустал и слишком долго стоит на дороге и смотрит на догоняюших его товарищей. До новых встреч.

З.Ы. На данный момент я прохожу около 30 км в день, что удлиняет маршрут на два часа. Из-за этого совсем не хватает времени на дневник. Так что я постараюсь сократить свои чудо-опусы, а то отставание еще сильнее увеличится. На данный момент я отстаю от себя на три дня(сегодня восьмое, а вы читаете про пятое. Не комильфо, однако)


День четвертый. Памплона-Пуэнта де ла рейна. Дорога в ад.
Крылья-ноги-хвост
barabulkin

Короче, все умерли. Но не сразу. К утру нам удалось оклематься. Почти всем, особенно мне и Дэвиду. Мы стояли в полном сборе в семь утра, немного обиженные на жизнь, колени, мозоли и девочек. Потому что они нас не жалели. Особенно меня. Потому что их не было. Потом их не было еще немножко, потом еще немножко, потом прошло полчаса, и мы начали нервничать. Потом  появилась Джои и сказала, что Эшли доигралась и не может ходить из за мозолей, и чтобы мы их не ждали. Я собрался уходить, но Дэвид убедил меня, что мы же английские жентельмены и вообще. Так что пришлось снова терять время, уже было почти восемь, когда появилась Эшли. Она нас ненавидела, потому что мы стали свидетелями ее провала. И нам сообшили, что они хоть и пойдут с нами, но мееедленно-медленно, и что ждать их не надо. Ну и ок. Я пошел. Через десять минут раздались жалобные стоны Эшли, и Дэвид стал перешнуровывать ей ботинок, чтобы не терло. Я окрикнул идущюю впереди Джои, но та не отреагировала, как, впрочем, и на второй окрик. Ок, так даже лучше, я пошел с Джои. Минут через пять Джои вынула из уха наушник и ошарашенно спросила где все. Получив ответ, она понеслась обратно. Я пошел дальше, рассудив, что у меня нереально болит колено, и я так медленно хромаю, что они меня нагонят. Так и получилось.

Через десять минут меня нагнала вся группа. Эшли стала ненавидеть меня еще больше, потому что я не страдал вместе с королевой. Я стал ненавидеть Эшли, потому что как только ей перезавязали ботинок(это, кстати, реально решает), она снова унеслась вперед, оставив позади меня и Дэвида. Дэвид долго метался, но потом вернулся к хромаюшему мне и стал поддерживать разговорами о политике и будущем Европы. Он страшно ненавидел нас троих, потому что мы мешали ему наслаждаться походом и переть вперёд как танк. В конце концов он отчаялся и захромал(у него мозоль с нижней стороны стопы. Это реально больно) где-то между мной и Эшли с Джои. Кого ненавидела Джои было не очень ясно, но скорее всего всех нас сразу, потому что мы с Дэвидом вчера не дали ей уйти в загул и танцевать на столе, потому что ушли спать, а Эшли тоже только мешала, потому что все время ныла про мозоль.

Вот так и шли почти до выхода из Памплоны, пока меня вдруг что-то не укусило за зад, и  моё колено полностью перестало болеть. Незамтено я развил нехилую скорость, обогнал девчонок и только только стал приближаться к ушедшему в отрыв Дэвиду, как сзади снова заскулила Эшли. Теперь уже в последний раз. Они решили зайти в аптеку за чудо-таблетками и сказали теперь уж точно их не ждать. В принципе, мы уже и не собирались.

За городом начался серьёзный подъем, предстояло за шесть километров подняться с 400 на 780 метров. Когда вверх - у  меня никаких коленей нет, поэтому я дал такого жару, что даже перегнал наш танк. По пути ко мне очень вежливо обратился грузный американец и попросил поделиться с ним водой. Мне оказалось не взападло, и я отлил ему пол литра. Он выглядел так, будто я отдал ему свой золотой запас. Правильно, знай наших. Пилигрим пилигриму пилигрим, а также запасная бутылка воды, друг, помощник и брат. Где-то посередине на горе приютился маленький городишко, в котором я позавтракал вкуснющим кофе кон лече и к тому же выпил апельсиновый фреш в дополнение к своему гигантскому сэндвичу. Когда я готов был закруглиться и просто сидел на солнышке, собираясь с силами, в городок приташились наши девочки. Они выглядели вполне довольными, но я то знаю. Я спросил Эшли про мозоль, она отмахнулась и заковыляла в кафешку. Пока я менялся мылом с Джои, чтобы позже без спешки по мылу дослать общие фотки, половина пешеходов пошла дальше. Я тоже стал собираться.

-- Как твои колени, Вэл, -- спросила меня Эшли, со страдальческим видом, провожая взглядом всех, кто мог ходить.
-- Норм, сказал я. -- Когда вверх мне вообше норм.
-- А мне нет! -- Эшли скривилась. Мне проще вниз. Я когда снизу увидела, как ты прешь наверх, я так и сказала Джои - вон смотри как Вэл прет, теперь-то он счастлив.
-- Точно, -- я не стал отпираться. -- Когда вверх, я просто счастлив. Но если тебе станет легче, то посмотри сверху как я спускаюсь, и ты увидишь глубоко несчастного Вэла.

-- Точно, -- обрадовалась Эшли, -- обязательно посмотрю.

На этой замечательной ноте я стал с ними прощаться, благоразумно рассудив, что Эшли не дойдет. Рассказал им какой клевой группой мы были и вообще. Все дружно заулыбались и запрощались, не смотря на то, что Дэвид под шумок свалил, как только увидел на горизонте наших девчонок. А потом я попер к вершине.

Наверху было клево. Прямо на вершине находится гряда из ветряков, а под ней знаменитый памятник пилигримам. Да, разумеется про все это у меня есть фотки, но как их вам показать? Вот в чем задача. В любом случае, у памятника находилось человек сто, все фоткались, отдыхали от подъема и вообще получали удовольствие. Я тоже проторчал там минут пятнадцать и, смирившись с предстоящим спусокм, пошел вниз. Надо сказать, что для тех, у кого колени не болят, путь вниз прекрасен. На протяжении очень крутого спуска длиной в два километра, всё покрытого крупными свободно лежащим камнями(роллинг стоунс, если вы понимаете о чем я), люди выстроили из этого подножного материала тысячи каменных человечков вдоль обочины. Потрясающая, спонтанно возникшая дорога из каменных человечков. Не смотря на просто адскую боль в левом колене, я тоже подыскал пару камней и построил своего человечка. Большого и толстого. Чтоб знали наших. А то тут понимаешь.

Дальнейший спуск был полон мук и ненависти ко всем, кто спускается по этому склону быстрее меня. Особенно на Эшли, которая прыгая с Джои как коза вниз, напевала красивым голосом(реально красиво поет. Она несколько раз чота там пела в дороге):

-- Вэл хэйтс гоу даун, Вэл хэйтс гоу даун (простите, западло раскладку переключить)
Мне очень захотелось отдубасить её своей палкой, но вы знаете, что я слаб на ракурс Эшли сзади, поэтому я оставил её в живых. А может просто сомневался, что догоню. К тому же очень скоро я обогнал из снова, потому что тоже с такими мозолями как у них долго не повыпендриваешься.

Проходя какой-то маленький городишко далее по спуску(не такой крутой, как долина камней. но зато длиной в 9 км), я очень пожалел, что отдал воду американцу. Солнце поднялось в зенит и нещадно жарило, а моя вода закончилась. Единственный в городке кран для путников не работал. Заприметив мобильную кухню, манящую вкусными запахами, я направился прямо туда. Приятная женщина, говорящая по английски без акцента, разрешила мне взять воду из канистры, сообщив, что она готовит обед для нового извращения, появившегося на данном пешеходном пути - люксус-пилигримы. Это ребята, которые путешествуют налегке, купив тур. Они ночуют в многозвездлочных отелях, на тропу их вывозят машинами, а по пути их ждёт обед. Вечером все происходит в обратном порядке. У меня вопрос: а нахуа? Ну да не мне решать кому их ненавидеть.

Итак, получив воду, я, щемясь к стоящим слева зданиям, дабы получить хоть немного тени, поплелся дальше. Если с момента подъема я играл с мыслью послать всех и пройти на 5 км дальше плана, то сейчас я жаждал только одного. Дойти до цели до того, как я сдохну. Получалось плохо. Мне оставалост всего 3.5 км, но вы уже знаете, что послеобеденные километры в Испании утраиваются в длине и времени. Колени болели нестерпимо, но останавливаться было нельзя. Я с завистью смотрел на менее упертых товаришей, упавших в траву в каком-то пригороде, но остановка для меня означала бы мгновенную смерть от самосожаления. Я шел. Нежелание останавливаться сыграло со мной злую шутку. Я сначала зажарился, потом подрумянился и покрылся корочкой. И все это только с левой стороны. Ноги, лицо и особенно рука и шея. Если вы представите себе созреваюшую сливу, вы получите понятие об оттенке. Но я так и не сбросил рюкзак, чтобы достать лежащий внутри крем с фактором 50. 50 , Карл! Это мгновенно бы меня спасло, так как я заметил, что жарюсь, намного раньше, чем стало окончательно поздно. Но стало поздно.

За все послеобеденное время случилось только одно положительное событие: В одном из городишек на меня набросилась старая семейная пара, возврашающаяся из цекркви.

-- Буэн каминоооо, - заорал пожилой испанец, как только меня завидел. Бла-бла-бла-бла Пуэнта де ла рейна?
-- Си, -- ответил я кратко.
-- Бла-бла-бла дуо километро, перегрино!
-- Грациас, сеньоре!
-- Дуо километро, дуо
-- Грациас
Он стал тыкать своей палкой в давно мне знакомые желтые стрелочки и металлические вставки в мостовую, с изображением ракушки св. Иакова(значек Шелл):
-- Бла-бла-бла-бла Пуэнта де ла рейна. Бла-бла-бла альбергуэ (ночлежка)
-- Слушай, чувак, он знает как идти по камино, - попыталась усмирить старика идущая с ним под руку бабуля, -- он уже дошел до нас по этим указателям
-- Бла-бла-бла-бла-бла камино! -- не унимался старик.
-- Си, грациас, -- не унимался полудохлый я
-- Дуо километро, -- орал старик, увлекаемый железной рукой бабульки прочь.

Я свернул за угол и впервые позволил себе заржать, как конь.

-- Буэн каминоооо -- раздался вопль из за угла. Старик походу наткнулся на ползущего за мной.

Часом позже, хорошо прожаренный и высушенный до состояния тараньки, я ввалился в ночлежку в Пуэнта де ла рейна, зачекинился и не смог подняться по лестнице с рюкзаком на спине. Левое колено болело так, что я вообще тупо тянул ногу за собой, перебирая ступеньки руками и плохо слушающейся правой ногой.   С трудом поднявшись на свой этаж, я сначала полежал трупом на скамейке, а затем смог таки спуститься в душ, где меня начало помалеху отпускать. Получасом позже, хромающий, но довольный, я обнаружил, что последние две кровати в комнате достались Эшли и Джои.
-- Хола, сеньёритас, -- пошутил я, но в ответ послышался только стон.
Ну ок, я не гордый. С надменным видом я легкой походкой прошагал к своей кровати, победно глядя на поверженную Эшли. От её ненависти в комнате начал потрескивать воздух. Впрочем, гнев сменился на милость, когда она засекла, что я прокалываю иглой мозоль.
-- Что, Вэл, мозоль? -- Эшли сияла, и я не стал портить ей вечер информацией, что она не болит, а я чисто так из интереса её прокалываю
-- Ага
-- Да. Вэл теперь такой, как мы!!! -- Она отвернулась к окну и довольно запела. Красиво, тут ничего не попишешь. Ну да и ладно.

Народ помаленьку ожил, и все свалили в старый город, напиваться испанским красным. Обязательная пьянка опять прошла без меня, так как даже поздним вечером солнце жарило так, что мне пришлось прятаться от него в комнате. Я сел дописывать заметку предыдущего дня и почти не расстраивался, плачась Тане по вотсапу на несправедливость мироздания и роняя скупую мужскую слезу.

Вот и сказочке конец. А завтра вы узнает про то, как я добрался до городка Эстелла и отпраздновал свою первую сотню собственноножно  пройденных километров. А так же про то, что наша уже не группа таки снова в последний раз встретилась, а ирландки отбыли в Мадрид, так как их путешествие закончилось. Ну и вовремя, а то надоели уже всем :)


День третий. Выхода нет. Памплона.
дождь
barabulkin

И снова здравствуйте. Вас приветствует радио "Очумелый пилигрим"

Сегодня будет мало веселого, потому что на самом деле все грустно. Ведь мы все умрем. Но не сразу, что меня, например, все же радует. Итак, все тлен. К этому выводу я пришел когда на утро третьего дня не смог встать с кровати. И это при том, что сегодня предполагалось пройти всего шестнадцать километров(за два прошедших дня я одолел ровно 50). Итак, проснувшись и мучаясь сомнениями, а не стоит ли мне пойти дальше и плюнуть на прекрасный город Памплона, известный на весь мир фестивалем Сан Ферми и забегом с быками по узким испанским улочкам, я обнаружил, что больше не могу встать с кровати. Все болит. Вообще все. Даже то, чего у меня никогда не было. И у девченок все болит, я же вижу, не слепой. Только долбанный пенсионер хорохорится, но мы то знаем. У него тоже все болит, потому что он не смог поднять свой рюкзак. Ну ему-то хоть можно, ему 62:(

Короче, кое как смирившись с тем, что мы сегодня не молодцы и никого не обгоним (упомянутая вчера нидерландка Петра свалила полчаса назад, а ее китайская соседка по комнате вообще шуршала кулечками в полпятого), мы еле еле выбрались и почапали в сторону завтрака. В одном в Испании можно быть увереным наверняка. Куда бы ты не пошел, по пути тебе встретится вкусный завтрак с клёвым кафе кон лече. Так и случилось. Пройдя совсем немного, мы нашли кафешку у водопада и очень плотно позавтракали под утренним солнцем. Настроение поднялось, и полные сил и мотивации мы уныло поползли дальше. Первые дни мне удавалось проворачивать секретный пилигримский трюк по обману собственного организма. Надо тупо идти вперёд не смотря ни на что. Кип мувинг - это самая главная поговорка в этих краях. Так вот, правда заключается в том, что сегодня это не сработало ни с кем, кроме Дэвида, конечно. Мы кое как плелись вперед, я откровенно мучался, Дэвид делал вид, что все ок и пёр вперед как танк, Эшли упорно хромала впереди Дэвида, не желая признавать поражение, а Джои тащилась позади меня, изображая увлеченность ландшафтом и ненавязчиво останавливаясь все чаще на пофоткаться. Количество пройденных километров никак не желало переваливать за 10, но мы еще старались держаться молодцом.

Перелом наступил когда я заприметил на другой стороне дороги отчаянно какрабкающихся вверх коллег по несчастью. Чтобы подбодрить группу, я радостно сообщил всем, что хоть что-то мы сделали верно, пойдя низом. Но, наткнулся на недобрый взгляд Джои, которая фаталистично заявила, что мы просто еще не дошли. Я успел сказать ей что-то нехорошее, обвиняя в отсутствии здорового оптимизма, но ровно через секунду мы вышли к дороге, на другой стороне которой начинался тот самый подъем. Фактически это нас сломало, и мы полностью закруглили общение, устало забираясь наверх и с ужасом  ожидая спуска. Потому что мы выучили за эти дни ещё кое что - если дорога пошла вверх, то скоро придётся спускаться. И это, конечно же, ощутимо больнее. Так и оказалось. Я еле еле осилил этот спуск, безнадёжно отстав от остальных и терзаясь угрызениями совести, потому что им пришлось меня ждать. Но окзалось, что они меня не ждали, они просто не могли идти дальше. Поэтому в пригород Памплоны мы вошли без особого воодушевления и сразу ринулись в аптеку затариться пластырями, которые, конечно, по закону рынка здесь оказались вдвое дороже обычного.

Непонятно как добравшись до ночлежки в самом центре старого города, мы заплатили по 8 евро с носа, и я, послав остальных не только осматривать Памплону, но и к черту, залез на кровать и впал в прострацию. В прострации, кстати, мне удалось дописать вчерашнюю заметку, что намекает, что хожу я ногами, а руки ещё ого-го - клаву помнят. Часа через три выбравшись в город, я тупо послонялся между достопримечательностями и, найдя супермаркет, в принципе остался доволен. Кстати, шутка паломническоо юмора. Как паломнику найти своих в городе, когда все оставили свои рюкзаки в ночлежке? Правильно, по банным тапочкам и голым ступням залепленным пластырем. Ни в чем другом человек, прошедший немалое количество километров ходить на отдыхе не может. Вот представьте себе вечернюю Памплону в лучах заходящего солнца, красивые испанские девушки в невесомых платьях и босоножках улыбаются темноволосым кабальеро... И тут мы такие в походных штанах, футболках и банных тапочках. Из моего разговора с уже пару раз упомянутой нидерланлкой, которую я встретил в старом городе:

Петра: -- Блин, Вэл, тут так красиво, обязательно сходи туда, потом туда, а потом выпей кофе в кафе центрального парка.
Я: -- А тебе не кажется, что мы выглядим здесь слегка неуместо? (a bit dumb)
Петра смотрит на свои пыльные вьетнамки и грязные пластыри на пальцах, пожимает плечами:
-- Ну тогда к колизею не ходи, туда далеко, а до завтра надо отдохнуть...
Представили? :)

Кстати об отдыхе, к вечеру наша компашка таки нашла друг-друга(по тапкам), и мы ещё успели выйти в центр и поесть тапас, запивая их кто вином, а кто и пивом. Джои снова отличилась, заказав что-то с оливками, маринованными огурцами и луком, которые надо есть зубочисткой. И тут же выронила оливку себе в .... ну куда ещё можно выронить оливку? Конечно же в разрез своей единственной выходной блузки(мы тут все пилигримы, у нас лишних вещей нет) Но зато так мы уже давно не ржали. На обратном пути в ночлежку девчонки все же решили пойти в загул и предложили пойти еще выпить коктейлей. У Дэвида была идея получше, он предложил мне пойти в пивнуху и напиться до беспамятства. Я послал их так далеко, как позволяло воспитание и пошел спать ( а на самом деле читать ваши коменты, которых вообще мало). В целом, могу сказать, что день закончился на той же замечательной ноте, что и утро -- мы все умрем, а некоторые совсем скоро, но не я, что радует. Кстати, открывая завесу тайны следующего дня и отчаянно спойлеря скажу -- я был прав, все умерли. Наша группа так точно. Она развалилась на ползущие по-отдельности осколки, втихаря ненавидящие друг-друга.

До новых встреч, мои малокоментяшие друзья.


День второй. Ронцесвайе - Ларосонне
barabulkin


Я снова с вами! В эфире ходок ногами. Тема дня - ирландское окружение и неравномерные километры.

Ночь прошла сносно. Сначала какая-то женщина свалилась со второго этажа кровати, но умудрилась ничего не повредить. Потом какие-то два американца напились пива и постоянно бегали в туалет, оглашая ночь возгласами типа "Слава богу я дотерпел" и "по-моему последние три пива были лишними". Потом одному из пилигримов стало плохо, он громко стонал в туалете, а его дочь лет шестнадцати что-то озабоченно орала нежным детским голосом на всю ночлежку. Впрочем, как и всегда с французами, я понял лишь ПапА и Оспиталеро(это название людей, которые заботятся о пилигримах). Далее на нашем этаже собралоось 5 оспиталеро, которые громко по испански кричали, что надо вызвать доктора, а больной француз застенчиво просил оставить его умирать рядом с унитазом и дочерью. Чем все закончилось я не знаю, организм запустил рестарт, и я вырубился, не смотря на невероятно зычный храп нашего Дэвида. В следующий раз я проснулся от красивой игры на гитаре. Бодрый оспиталеро наяривал что-то про солнце, утро и поставленным голосом очень красиво пел. В целом, было очень прикольно проснуться в шесть утра под такой будильник. Поэтому вышли мы строрго по плану в семь утра.

На удивление колени почти не болели, приятная истома в мышцах в целом не мешала, а даже бодрила. Три километра пролетели на одном дыхании, и мы очень быстро добрались до ближайшего супермаркета, где каждый по вкусу затарился йогрутами, яблоками, бананами и прочим съестным. Затвракали прямо в парке, разложив свой нехитрый скарб на бетонных столах. Сесть никто не решался, было достаточно холодно.

Этим утром дорога была в основном ровной, и мы взяли не слабый темп, одного за другим обгоняя пешеходов, весело переговариваясь и строя планы о том, что мы, пожалуй, пройдем запланированную точку в городке Зувири на 23 километрах и пройдем прямо в Ларосонне на отметку 27. Погода стояла солнечная, но относительно холодная. Мы очень быстро одолели первый десяток километров. Ирландцы громко кричали и радовались солнцу - вот такой холодный, но солнечный день для них являлся практически чудом света. Они деловито мазались кремом для загара с фактором 50(но все равно сгорели). Постепенно языки развязывались, и мы, ненавязчиво меняя партнёров, делились впечатлениями, рассказывали о себе, наших жизнях и занимались прочим смолтолком. Я очень радовался возможности поговорить на английском с аборигенами. На мое удивление они меня отлично понимали, разговор шел.

Оказалось, что Джои успела побывать в Индонезии, Гане, поработать в Дубае и посетила  ещё кучу разных стран со всякими доброрвольческими программами. При этом дважды в Гане переболела малярией и теперь вынуждена всю жизнь быть на стреме, чтобы не заболеть снова. Оба вида паразитов живут в её печени и не поддаются лечению. Хотя, вроде, один отомрет сам через десять лет, если не будет рецидивов. Кроме того она относится к категории людей, с которыми всегда что-то случается. Она все время что-то опрокидывает, нарывается на неприятности и в зоопарке в Индонезии, когда она кормила обезьяну, та разорвала ей плечо и укусила в добавок. В Индонезии, кстати, обезьяны - переносчики бешенства. Здраво рассудив, что с такой удачей она все равно труп, Джои не стала обращаться в больницу и подождала до утра появления симптомов, после которых лечить уже поздно. Но пронесло. На маршрут Джои вышла в легких кроссовках, футболочке и легинсах. Рюкзак её вдвое превышал по весу рекомендованный для путешествия, и вообще вчера на перевале она чуть не замерзла насмерть. Этим объяснялась та скорость, с которой они меня обогнали, стремясь оказаться как можно ниже над уровнем моря и согреться. В августе Джои собирается в Сингапур, а потом снова в Индонезию. Подозреваю, что до начала учебного года она не доживет.

Эшли тоже успела обьездить пол мира, но, как полная противоположность подруге - с целью обучения и повышения квалификации. Она основательно подгототвилась к путешествию, почти не замерзла на перевале(но вздрагивала при слове снег) и вообще невероятно уверена в своей удаче. Чтобы не происходило у нас на пути, она сразу орала - вот она ирландская удача, потом задумывалась и грустно продолжала - но когда я разбила айфон она отвернулась от меня. Сначало было весело, но потом стало утомлять. Из интересных фактов о Эшли можно отметить следующие: Она невероятно похожа на Мадонну(певицу) и у неё отличная задница, которую она со знанием дела пакует в леггинсы(прости Таня, я не мог этого не отметить, а то мне никто не завидует :)) В остальном ничего интересного про нее рассказать не могу, обычная девушка. Идти по пути св. Иакова придумала именно она, поэтому в их двойке она играет роль лидера, стремясь всех всегда обогнать и вообще быть впереди. Я не обижаюсь, потому что, как я уже упоминал, сзади она выглядит лучше :)

Дэвид в свои 62 побывал везде и облазил все, что только можно. Последним его достижением было Килимаджаро, где он на высоте в 5,5 км вырубился от нехватки кислорода, и его проводник на горбу тащил его вниз :) Дэвид, в принципе, самый подготовленный в нашей группе и идет вообще не напрягаясь.

Вот так, в разговорах о вечном, мы достаточно быстро одолели почти двадцать километров за шесть часов и с радостью встретили знак, сообщающий, что до Зувири осталось всего каких-то 3,4 километра. Не смотря на то, что солнце уже жарило вовсю, и мы достаточно сильно устали, мы поднажали и, вспоминая как пронеслось три километра утром, приготовились перейти к следуюшему куску дороги на Лароссоне. По дороге мы сделали привал и, пользуясь лесной прохладой, пообедали. Почему то именно этот привал фотографировали все проходящие мимо пешеходы. Я чувствовал себя как в цирке, только клоуном в этот раз выступал сам. Все шло по плану. Кроме того, что мы шли, шли, шли, а проклятые три километра никак не заканчивались. Более того, последние 4-5 километров мы упорно забирались наверх, и расплата пришла бесповоротно. Остаток пути пришлось спускаться. Просто невыносимо болели колени, мы все(не считая Дэвида, которому, если кто забыл, 62) уже дышали на ладан, переваливаясь с ноги на ногу и хромая. В мозгу билась лишь одна мысль: Все врут, здесь точно боольше трех километров. Когда за лесом показался Зувири, оказалось, что последний километр пути просто невероятно крутой спуск через лес. От усталости я не стал заморачиваться с перешнуровкой ботинок и шел как есть, физически ощущая как болят пальцы обоих ног. Этот отрезок мы преодолевали около получаса, чтобы внизу обнаружить, что у всех четверых появились свежие мозоли. На последнем киломертре перед чекпоинтом, Карл!

Уныло обработав раны, мы смотрели, как все нормальные пешеходы радостно расквартировываются по ночлежкам. Но мы же джигиты, у нас план, и вообще мы лучше всех. Поэтому с трудом оторвав свои зады от каменного моста, мы выдвинулись к концу маршрута -- Ларосонне. Еще пять, самых длинных в нашей жизни километров. Всю дорогу мы обсуждали только одну тему. Какой смысл испанцам врать. Ведь очевидно, что километров тут не пять, а все десять. Последний кусок дорорги мы буквально проползли, пока не случилось чудо. В финальную гонку за места в ночлежке включилась еще одна группа из трех человек(пожилой испанец, молодой итальянец и очень даже ничего, возможно, бразильянка) . Это дало нашей группе неожиданный прилив сил, и мы понеслись наперегонки, пока с победным кличем не ворвались в этот маленький городишко. Заселившись в совершенно новую ночлежку с очень приятными хоспиталеро(нас сразу определили как группу и поселили в четырёхместную комнату), мы дали волю чувствам и перестали скрывать, что дальнейшее перемещение возможно только на карачках. Но отдохнув с часок и выполнив неотложные дела(стирка, душ, постонать от боли), все мы кое как пришли в себя и отправились в ближайший супермаркет и по совместительсту бар, где были радушно встречены хозяином с бутылкой испанского красного и пестрой компанией из сорока человек, которые тоже добрались до этого городка. Часа три все наперебой разговаривали, пили, ели и смеялись. Было реально здорово и очень интернационально. К восьми  все расползлись по ночлежкам, ибо ужин по расписанию. Ужин тоже прошел очень бодро, за нашим столом сидели мы четверо, две итальянки, говорящих по немецки и испански, итальянец, совершающий свой четвёртый ежегодный камино, который ничего не понимал, но радушно улыбался и девушка из Нидерландов, отлично говоряшая по английски и отказывающаяся говорить по немецки, хотя могла. За веселым трепом незаметно пролетели два часа, после чего все расползлись спать.

Учитывая опыт предыдущей ночи, я заткнул уши оропаксом и отрубился. В три ночи меня разбудили ирландки, которые под невероятно-зычный храп Дэвида бились головой об стену, хлопали, свистели и всячески не могли заснуть. Тщетно. Умудренного шестидесятидвухлетнего пенсионера-храпуна было не разбудить такими мелочами. Я предложил им свой оропакс(у меня запас), но оказалось, что у них есть, но не помогает. Обнадеживающе им улыбнувшись и предложив его просто пнуть или задушить подушкой, я снова загерметизировал уши и отрубился до утра. Выспались, конечно, только мы с Дэвидом.


Saint Jean Pied de Port -- Roncesvalles.
headshot
barabulkin


Этап первый - 23 километра, перепад высоты 165-1400-950 и смена трех времен года.

Ввиду не постоянного и зачастую очень плохого интернета, мои заметки я буду выкладывать по мере появления оного в пределах досягаемости. Как и всякий быдлотурист, я делаю не мало дополняющих историю фоток, но нет совершенно никакой возможности их сюда повесить. Поэтом придётся подождать, пока таковая  возможность появится.

Начнём.

Вышел я штатно в восемь часов утра. Хотя не буду темнить -штатно было бы в семь, но и так сойдёт. Для первого дня вообще норм. Особенно в воскресенье. А если кто меня осуждает, то я кину в него тапком!

В общем, упаковался во все что было и попер. Утро было по-осеннему холодное и пасмурное, ожидался дождь. Сначала, как водится, попер я не в ту сторону. Как настояший джигит -- прямо в гору, собираясь пройти по "Пути Наполеона". Это, кстати, официально название. Но тут меня остановили другие джигиты и направили с моей практически занятой высоты 220 сначала вниз на 160, а вот потом и началась самая жара.

Как вам так описать, чтобы вы поняли градус подъёма? За первые восемь километров поднимаешься с высоты 160 на высоту 880. Это, конечно, не вертикально вверх, но раздеваться мы все стали приблизительно метров через двести после начала. Температура была этим утром около +6, но я шел только в легких штанах, майке и куртке и ощутимо терял калории. В основном это выражалось в том, что мне было страшно жарко и пот тек ручьями. Но снимать было больше нечего ибо все время дул очень холодный и неприятный ветер. В общем, народ с трудом, но поднимался в гору.

Уверенно размахивая палками и наслаждаясь природой, я размышлял о том, что Наполеон, в принципе, оказался дураком. Зачем было переть в снег и холод по бездорожью, когда можно было подождать пару сотен лет и приятно подниматься с треккинговыми палками по асфальтовой дороге? Одним словом, не подготовился вояка. То ли дело мы. Подготовлены ко всему! Хотя... После вчерашней эпопеи с квартирой, меня очень смущал тот факт, что народу было видимо не видимо. В некоторой прострации я насчитал около ста пятидесяти человек и прибавил газу. Ста пятидесяти, Карл! В Европе, Австралии, Америке и прочем конце света, в принципе, неплохая погода и достаточно ништяков. Какого чорта они туда поперлись? Где они будут спать? Короче, на этой замечательной ноте я пошел на обгон. Слава яйцам, моя кондиция позволила обогнать первую огромную группу, и я уже почти почувствовал себя лидером, как вышел за поворот, уныло посмотрел вверх и увидел, что до самого верха карабкается никак не меньшее количество упоротых пилигримов. С той лишь разницей, что эти упоротые вышли, походу, на час раньше и догнать мне их было уже не так просто. Нас разделяла пара-тройка высотных километров.

Но идиоты не сдаются!!! Как только до меня дошло, что в пути легко находятся несколько сотен пешеходов, я таки прибавил ещё газу и пошел на обгон. Я не собирался снова ночевать непонятно где и за какие деньги. С этого момента и далее до самого моего появления на вершине, передо мной все время было не менее 25-30 человек. И это при том, что я постоянно обгонял группы по 7-8 пилигримов. Размеру моего удивления не было предела. Я отвечаю, в какой то момент я пришел к выводу, что сегодня в пути не менее пятисот человек.

В данных горьких раздумьях мне особо доставляли две вещи:

- первое - французы, это какие-то в конец упоротые инопланетяне. Не смотря на то, что весь мир говорит на английском, эти ребята с упертостью ребёнка делают вид, что французский является международным языком не только на бумаге, но и в жизни. Ни одного указателя, ни одной брошюрки, ни-че-го на каком-то языке кроме французского. Мы самые деловые, и пусть весь мир подождет. Приблизительно так же себя вели и сами французы. И им совершенно не мешало то, как на них смотрят остальные. Наполеон стал мне сразу ещё менее симпатичен.

- Второе - это туристы. Всю дорогу, пока мы всем стадом карабкались вверх, нас обгоняли машины груженые туристами. Этих ребят доставляли на машине на самый верх, а оттуда они, полные сил и с радостным гомоном, вливались в наш поток и устремлялись вниз, занимать с моей точки зрения и так ограниченные места в ночлежке. Так что газу мне пришлось прибавить еще достаточное количество раз.

Кстати, наверху царствовала зима. Горы покрыты снегом, замерзшие деревья и... куча продрогших пилигримов, которые такой заподляны от природы никак не ожидали. Очень очень холодно. Мои пальцы, сжимавшие треккинговые палки, тупо перестали гнуться. Нельзя было было даже и помыслить о паузе. Только вперёд и только выделяя все больше калорий на теплопотери. Иначе мгновенное остывание. Рядом со мной шли люди в футболках и рубашечках. На их лицах читалось сильное офигивание от таких раскладов. Наши ряды стали стремительно редеть, народ сбавил ход, пытаясь переосмыслить происходящее и ныкаясь в единственном домике, где грели друг друга общими теплопотерями. Пока на вершине нас неожиданно не оказалось всего пятеро, потом трое, а потом я неожиданно вырвался вперед и оставил всех далеко позади.

Начался спуск. Именно в этот момент я понял, как же хорошо было подниматься. Фактически путь был пригоден для скоростного спуска на санках. Чтобы не подскользнуться, я все время шел по щиколотку в снегу(привет всем, кто уговаривал меня идти в кроссовках), судорожно втыкаясь в трассу палками, когда иначе было не пройти. Бочком-бочком, матерясь и подскальзываясь. Мне стало кристально ясно, что Наполеон нарочно притащил сюда свое  войско, чтобы тупо посмотреть чо будет. Это точно в стиле французов со всеми из заморочками и желанием поиздеваться над путниками. Кстати, приблизительно с этой точки очень сильно начали болеть колени. Мои коленные связки(и по сообщениям других и связки всех остальных) были совершенно не готовы к такому повороту. Очень спасали телескопические палки, на которых я немного перегружал свой вес. Но тоже не панацея. Редкие ровные моменты были сравнимы с раем. И все это на фоне злого холодного ветра. Брр.

Но хорошо все, что хорошо кончается, и на нашей улице наступил праздник. Зима закончилась, и в свои владения робко вступила весна. Сначала одиночными зелеными листочками, а затем и буйной растительностью, капелью, ручьями и пением птиц.  Идущая передо мной семейная пара французов, главной целью которых стало не дать мне их обогнать,  в конце концов сдалась и, пропуская меня вперед посетовала на неожиданно приемлемом английском (вот она дань победителям! Склонитесь потомки торта и полководца):

-- Походу мы устали...
-- Вот и славно, -- ответил я -- давно пора. И стал их обходить. Но коварный француз воспользовался моим разговором с его женой и снова оторвался на десять шагов, но в конце концов остановился и, сникнув, подчинился окрику жены. Правильно. Сдаваться, так сдаваться.
Окрыленный победой над французами, я  расслабился и тут же услышал опасное чавкание грязи позади. Черт! Неужели снова эта парочка? Но нет, меня нагнали две молодые ирландки, которых я, казалось, стряхнул со своего хвоста еще в начале снежного спуска. Две эти козы легко прыгая с кочки на кочку, и совершенно не обращая внимания на собственные тяжеленные рюкзаки, стремительно сокращали дистанцию.
-- Хорошие новости! -- заявила одна из них обходя меня слева -- преследование продолжается!
-- Точно, ответила её чуть более грузная подружка и обошла меня на повороте. -- Кто следующий?
И уже спустя пару минут они скрылись из виду.

Ну что ж, это был провал, но мы с Наполеоном стерпели его стоически. Тем более французы меня так и не одолели :)

Через несколько метров лес расступился и я, не веря своему счастью, вышел к монастырю Ронцесвайе -- конечной точке сегодняшнего перехода. Слава яйцам, мог вскричать я, но не стал, постеснялся ирладнок, которые оказались совсем рядом и озабоченно на меня оглядывались. Парой минут позже все мы усталые и довольные зачекинились и получили свои койкоместа. Не смотря на наш марафон - нас приписали к кроватям номер 234, 235 и 236 (моя)

236, Карл!!! Двести, мать его так, тридцать шесть человек дошло сюда до нас. Мы обогнали не меньше двух сотен! Пока мы осваивались и принимали души и ванны( к сожалению раздельно :)) на ресепшн прибывал бесконечный поток людей. Я обязательно спрошу завтра сколько сотен человек в итоге прибыло. Но сейчас я сижу на своей верхней койке, сторочу мемуары и не хочу ничего, кроме  ужина (10 евро и на этот раз, надеюсь, пять блюд). Кстати об ужине. Еще двенадцать минут и мы наконец туда пойдем. Так что простите меня, но я, пожалуй, закруглюсь. Сейчас начнется та самая вторая знаменитая часть этого перехода, а имено -- массовое знакомство, братание и напивание отличным испанским красным. Чтобы хорошо болталось, смеялось, а затем и, наконец, спалось. Ведь затвра снова в путь и отрезок хоть и не такой гористый, зато после сегодняшнего рывка 95% пилигримов будут в состоянии лишь едва едва передвигать ноги. А ведь еще и в ночлежку надо вовремя успеть :)

Так что до новых встреч, мои ленивые друзья. Ужин зовет!

Апдейт:

Ужин прошёл, в целом, успешно. Если не считать того, что не смотря на то, что нам его продали, мест в ресторане не окзалось. Темпераментная испанка наорала на нас (две уже знакомые вам молодые ирландки из Дублина и один незнакомый вам пожилой ирландец из Белфаста, а так же я) и ещё около двадцати других пилигримов, руками объясняя, что столовка не резиновая, а мы тут понаприходили. Вернувшись на ресепшен мы нашли еще более темпераментную испанку, которая обвинила во всем нас самих и отказалась возвращать деньги. Но присмотревшись к нашим недобрым паломническим глазам, она все же образумилась и все вернула. Мы же вчетвером отправились в ближайший бар и отлично провели время, таки получив заветное меню пилигрима из пяти блюд и бутылку красного на четверых. Итак знакомьтесь с компанией на следующие дни:

Эшли -26 лет. Училка  в школе у детей 11-12 лет. Вместе с Джои собирается идти неделю. Та, которая обогнала меня первой.
Джохана (Джои) - 24 года. Училка у первоклашек. Обогнала меня второй.
Дэвид - 62 года - Инженер и путшественник. Пришел раньше нас, но замешкался на ресепшене.
Мы с Наполеоном в одном лице.

В этом составе в семь утра следующего дня мы собираемся выйти на маршрут и совершенно точно обогнать всех! Но для начала мы определили первую цель. Завтрак в городке в трех километрах далее мо маршруту.


Этап номер 0. Прибытие.
barabulkin

Итак, начнем, пожалуй, с нулевого этапа - дня приезда  на точку старта. Сначала я планировал без стресса доехать до городка Байонн, там переночевать, ввиду того, что последний поезд уйдет еще до моего приезда, а на следующее утро пилить на точку старта и прямо оттуда часом позже идти. Но все пошло как всегда :( В Байонн я приехал много раньше, разминувшись с последним поездом всего на одну минуту, поэтому разочарование было велико. Особенно после того, как я узнал, что утренний поезд отменили из за праздника.

Быстро сориентировавшись и собрав толпу из шести других пилигримов (их традиционно легко опознать по полной экипировке и ракушке, которая тут называется Якобзмушель - ракушка святого Иакова и является признанным символом паломника) я на такси добрался до конечной точки. Радость быстро сменилась отчаянием, потому что в семь вечера найти свободную комнату за адекватные деньги оказалось просто невозможно. Пришлось брать за неадекватные, ибо на улице бушевали дождь и ветер.

Тем не менее я нашел ещё в себе силы пойти в кафешку и поесть знаменитое меню пилигрима . Знаменито оно в первую очередь своей дешевой ценой( 12 евро за пять блюд). В этот раз блюда было четыре и за красное вино пришлось платить отдельно. Но вино являлось самым важным компонентом, потому что благодаря ему мне удалось быстро отрубиться и заснуть. Вот и вся история. День прошел, в принципе, бесполезно, поэтому коротко и без фоток.

Оставайтесь с нами.


От Пиренеев до конца света пешком
headshot
barabulkin

Местоположение https://goo.gl/maps/DxfamTcbrMz

В этом месте можно спеть песню "Бывает все на свете хорошо", но, в принципе, можно и не петь. Можно сразу сказать тому, кому не интересно, что Валера пустился во все тяжкие. А именно, я собираюсь пройти пешком около 800, а если повезет, то и все 900 км от французского городка Saint Jean Pied de Port  и далее, по-возможности, до самой Атлантики. А точнее до мыса Finisterra, что в переводе с испанского "Конец земли" и являлось физическим концом мира до того момента, как Колумб открыл таки еще пару квадратных километров обжитой территории на западе :) Но ходоки ногами и писатели руками на такие мелочи нонче не отвлекаются. Сказано конец -- значит конец. Далее океан (хотя какой-то ходок и написал в конце пути на уходящей под воду глыбе: Путь продолжается, вперед!)

В общем, чтобы не затягивать, поясню. Вчера вечером, при поддержке жены, дочки, сына и специально приглашенных гостей Нильса и Оли, я отправился в городок Bayonne, где собираюсь переночевать в ночлежке для паломников, а завтра с утра выйти на основной маршрут. Сначала к неважному мне гробу святого Иакова в Santiago de Compostella, ну а затем и к важному мне коцу мира и мысу Finisterra, где, кстати, находится самый западный маяк Европы.

Если кого-то заинтриговало мое вступление, то под катом фотка меня в полном снаряжении и карта приблизительного маршрута. А теперь я сам себе пожелаю Buen Camino, задумаюсь о предстоящих пяти неделях пешего пути и понаблюдаю за видами Бордо, которое я как раз проезжаю.

До встречи в Пути!Свернуть )


Именинники
barabulkin
Спасибо всем, кто поздравил с днём рождения И прошу прощения, что отвечаю только сейчас. Был немного занят ещё одним именинником.Собвственно, вот мы обаСвернуть )

А мне летать...охота!
barabulkin
дальше-большеСвернуть )

Безумный Макс 3D
barabulkin
Какая беспощадно бессмысленная, но невероятно зрелищная х@ня! Люблю такое :)


ещё однаСвернуть )


P.S. Стиль старого доброго Макса выдержан на "отлично"

Моный девайс
barabulkin
одобряю!


(без темы)
barabulkin

Затмение от лица солнечной батареи
barabulkin


И от моегоСвернуть )

А, забыл же совсем!
barabulkin
Девчонки, с праздником вас!  Цветите, пахните, хорошейте. Люблю вас всех :)


взоржал
barabulkin

Потому что мы -- БАНДА!
barabulkin
Фотографии в альбоме «WaKiGa», автор karlovsc на Яндекс.Фотках


Улыбайся!



Читать дальше...Свернуть )

Отфрендите меня, воображаемые друзья
barabulkin
Потому что я не понимаюдалее о войнеСвернуть )
Метки:

Удачная случайность
barabulkin
Случайно копаясь в чужой ленте друзей наткнулся на офигенский рисунок акварелью. Не смог пройти мимо и выпросил у хозяйки нарисовать мне ещё два рисунка, которые сегодня благополучно до меня дошли. Теперь наша композиция "Икея в каждый дом и у вас в частности", почти ровно год украшавшая стену стандартным принтом, сменилась хорошим авторским триптихом. Спасибо Ленину apodemys за это. Нам очень нравится :) А Шурик намекнул, что нечего было так с его портретом на стену затягивать :)

DSC_0276.JPG

DSC_0300.JPG

Начинается прием работ на 38 заход
barabulkin
Оригинал взят у tverse в Начинается прием работ на 38 заход
Итак, начинается очередной, зимний заход Зарисовки.
Удачи, господа.


Друзья, объявляется 38-й заход конкурса zarisovka_mini!

Любите писать коротко, но осмысленно? Тогда вам - к нам :)

В этом заходе будет три темы:

1. Подвиг, оказавшийся напрасным
2. Другая сестра таланта
3. В этом доме есть ВСЁ


Сроки:
Приём работ — до 23:59 25.02.15 по Мск
Голосование по первому туру — до 23:59 04.03.15
Финал, если будет — до 23:59 10.03.15

Объём: до 2000 знаков с учётом пробелов.

Дополнительные ограничения:
отсутствуют.



Работы и бюллетени с голосованием просьба присылать по адресу zarisovka@gmail.com
Подробные правила можно прочитать в информации сообщества.


Удачи нам!


З.Ы. Кросспост приветствуется.

Метки:

Все нормальные, а я - дурак...
barabulkin
Пока вчера нормальные люди сидели по домам, согреваясь ведёрком чая, я, как обычно, отправился выполнять свою давнюю мечту. А именно - нырять в ледяную воду. И не в прорубь за углом, а за 250 километров от дома. Воспользовавшись удачно подвернувшимся крещением, я заскочил за вторым балбесом niels_walter_b, после чего, при сочувствующей поддержке pictured_within мы отправились к единственному известному нам месту массового заныра.

Получилось очень здорово и с огоньком. Спасибо неизвестным организаторам - всё было очень на высоте. Дорожки, удобный спуск, большой костёр и три самовара :) А так же пирожки, мёд и прочие сладости.

Само ныряние запомнилось не очень, наврено эффекты адреналина и лёгкий склероз :) Льда, к сожалению, не было. На улицо было около нуля, вода +3,5 градуса.

Огромное спасибо команде поддержки, без вас я фиг бы ещё когда решился, а толпой веселей :) И машины у вас классная, но голос я от неё почти потерял :)




Строго 18+Свернуть )

Занесло
barabulkin
Посмотрел Redirected (2014)  Ну ничо, бодренько так. Очень "Карты, деньги, два ствола" и "Большой Куш"  напомнило. Вообще под Гая Риччи косили сильно.

До "кинокритика" так вообще бодрячок, а потом просело чутка. Но выровнялось, что радует. Концовка вот только жаль, что слита, на мой взгляд.

В общем, 8/10



С новым годом!
barabulkin
Желаю всем здоровья, мира и настоящего братства, когда важна не суть того кто раньше, кто позже; кого подарили, а кто исторически сложился, и кто младше, а кто страше. Ведь единственно важное - это то, что братья придут на помощь, а не воспользуются случаем.

С Новым Годом! Для меня это будет год надежды.

Танцуют все!Свернуть )

Тройка победителей!
barabulkin

Закончился Командный Колфан 2014.


Последний конкурс, на котором я регулярно появляюсь, так и не суме взабросить бесполезную писанину. И мне есть что сказать своим воображаемым друзьям! :) Мы заняли третье место среди двенадцати команд. А это, должен вам сказать, настоящая новогдняя сказка.

С наступающим!


Посмотрел "Люси"
barabulkin
Мощно задвинули. Люблю когда так!



А у меня вот чего есть :)
barabulkin
IMG_20141203_173104
Метки:

Отдыхаем хорошо
barabulkin
Прикольная песня, отличная тётка, а мужик, так вообще хорошо отдыхает :)


завтра
barabulkin

Кошка, которая вернула свой дом домой
barabulkin
(конкурс. 3000 зн. с пробелами. Космические коты)


Холодно.
Влад сошел с ума позавчера. Последний, не считая меня. Никто никогда не считал меня и не считался со мной, а теперь уже и некому. Наверное, я любила его. Не больше, чем может любить своенравная кошка, летящая сама по себе. Чуть-чуть, самую малость. Любил ли он меня? Плевать.


Я сижу перед визором, гипнотизируя экран. Не хочу видеть его. Боюсь, что знаю ответ.
«Они все мертвы, Надя. Никого не осталось!» – кричал он мне позавчера. Серые с зеленью глаза горели тем же безумным огнём, как и у Серго, Ани, Люси... – «Бесконечная череда людей, понимаешь? Все, кого я когда-то знал и любил приходят ко мне во сне. Понимаешь, Надюш, все!» – по небритым щекам текут слёзы. Я отключилась, не желая видеть и слышать! Я не снилась ему никогда...

Как может одновременно сойти с ума вся команда спасателей? Как? Мы продержались на неделю дольше. Точнее я... Из двадцати трёх астронавтов в живых осталась только я и, возможно, безумный Влад. А миссия всё так же невыполнима...

Мысль о работе взбадривает. Ночью корабль вышел на орбиту планеты-претендента. Сколько я видела их – сотни, тысячи? Таких пугающе разных, но одинаковых в самом главном – не пригодна для спасения человечества... Чтобы отвлечься вывожу на экран панораму планеты. Соответствие параметрам поиска 73% Относительная удалённость от звезды, гравитация, атмосфера, отражающая зелёно-голубой спектр. Чушь! Внизу бушует адская буря. Водородные вихри вздымают ввысь километровые метановые волны. Зрелище поглощает, и на мгновение я забываю кто я и где я, погружаясь в воспоминания.

Сначала мы летали только на соответствия не ниже девяноста. Как давно это было? Ждут ли ещё нас там, на Земле? Близко ли уже блуждающая звезда к Солнцу? Я боюсь думать об этом, я думаю о том, что, возможно, вчера ночью узнала ответ.
Комок подкатывает к горлу, я сворачиваюсь калачиком и прячусь под одеялом. Кошки всегда так делают, убеждала я себя с детства. Не привязываются, не помнят мест, где было плохо. Живут там, где тепло и хорошо... Плед пахнет Владом. С ним было тепло. Он с остальными триумфально летел искать спасение для своего прайда... Я... я бежала с перенаселённой и обезвоженной планеты, стараясь не оглядываться. Корабль стал мне домом, из которого нельзя уйти, но в который хотелось бы возвращаться...

Снова смотрю на визор. Бушующая преисподняя завораживает. Почему он молчит? Вчера звонил сорок два раза, пытался взломать дверь на мостик...Все они пытались попасть на мостик... Дрожь пробирает от того, как он умолял вчера... Или сегодня? Я уже не понимаю, когда засыпаю, а когда просыпаюсь.

Часами наблюдаю за бурлящей бездной. Холодно, хочется спать, но я борюсь с собой. Боюсь пережить это снова. В конце концов сажусь в своё капитанское кресло и ввожу координаты, которыми бредила команда перед самоубийством.
Мне нельзя засыпать до прибытия...

Корабль выныривает из подпространства недалеко от их дома.

– Дом – повторяю я вслух. Это звучит глупо и пафосно. Нервно хихикаю – я устала и не спала много дней и ночей. Душераздирающе верещит сирена. Яркий свет слепит глаза через наглухо закрытые фильтры иллюминаторов. Обшивка не справляется с бесконечным потоком метеоров и жесткого излучения.
Я вижу звёзды. Можно обернуться и увидеть Землю, но я не оборачиваюсь. Я знаю что там. Единственный из моей стаи, кого я любила и хотела помнить, попросил отвезти его сюда. В моём последнем сне. Потому что где бы не скиталась твоя душа – умереть хочется поближе к дому.

Мой черёд, и заблудившаяся кошка, свернувшаяся калачиком в своём доме, наконец согревается в лучах двух столкнувшихся Солнц.

[reposted post]Сказ про Ивана.
Ebin
archerss
(перепостил barabulkin)

10444667_665361606875828_2292391122970985292_n
Буквально два года назад мы собирались в Запорожье в одной молодежной патриотической организации. Обсуждали целую кучу всяких историй. И в конце концов, однажды вечером, речь зашла о том, что и как мы будем делать, если начнется война с РФ. Разумеется, все это был совершенно пустой разговор, потому что война с Россией для Украины совершенно невозможна по миллиону причин, о чем мы твердо знали еще полгода назад.

Интересно, что мнения разделились. Один парень оказался за Украину при любых условиях. А другой — рассказывал, что он в украинской армии уже послужил и это полный ад и жопа, поэтому если придет Путин, то это будет сплошное благо.

Первый сейчас в составе ополчения ДНР. Второй — в Нацгвардии.

Читать дальше...Свернуть )

Блин, ну не могу ужержаться :)
barabulkin

(без темы)
barabulkin

о дураках
barabulkin
обо мне, в смысле.

У Юли в детском саду через месяц будет праздник лета (Sommerfest). Меня попросили записать на транслите "Добро пожаловать" Дети будут петь приветственную песню на языках всех национальностей, присутствующих в саду. Я записал. Потом спросили, не против ли я, что к этому будет прилагаться флажок России. Я сказал, что буду максимально против. Родной язык моей дочери русский, но к России это не имеет никакого отношения. Флаг будет Украинским. Да и приветствие по-украински было бы тоже лучше. Но они не смогли его выговорить и попросили оставить русское.

Такие дела.

Простите, не удержался.
barabulkin
Да вы удаляйте, удаляйте. Стесняться нет смысла.


Кровавый алмаз
притворяется
barabulkin
неожиданно увидел в ленте короткую заметку и тоже решил глянуть. Фильм вполне смотрибельный, даже очень.
Что порадовало:

Уговаривая Таню, показал ей трейлер, который оказался на английском. С некоторым удивлением понял, что в переводе не нуждаюсь уже совсем. Скачал фильм  с оригинальной дорожкой и с удовольствием посмотрел в оригинале. У Лео интересный голос :)

Короче, к чему это я? Хвалюсь типа и все дела. Ай да я, ай да молодец. Слава яйцам, мне и, раз уж пошла такая пьянка, Украине.